четверг, 8 сентября 2011 г.

Троя.

Введение.
Филологи, так называемые «аналитики», давно заметили, что в поэму Гомера «Илиада» включены материалы различных поэтических составляющих из различных исторических пластов.
Так, немецкий учёный Вольф Ф. А., создавая «Введение к Гомеру» заметил, что поэмы «Илиада» и «Одиссея» состоят из собраний поэтических песен «рапсодий» и «малых поэм».[1]
Виламовиц - Меллендорф обосновал, «что «ядром» «Илиады» была поэма «Ахиллеида», охватывающая события от смерти Патрокла до гибели Ахилла. В «Илиаде» ей соответствуют песни 18 – 23».[2]
«Открытие крито-микенской культуры усилило позиции аналитиков, поскольку доказало, что материал поэм относится к разным историческим пластам».[3] «Учёные полагают, что фольклорный элемент представлен двумя пластами: с одной стороны, состоит из мифов и гимнов о богах, с другой – из сказаний о местных героях».[4]
«Открытия Шлимана дали серьёзные основания для выводов о том, что в основе «Илиады» и «Одиссеи» лежат подлинные события, что война, в них запечатленная, относится к концу II тыс. до н. э.».[5]
Таким образом, филологи отмечают, что материал поэмы «Илиада» относится к разным историческим пластам.
Основная часть.
Глава I. Тотемические верования скифов и их связь с текстом «Илиады».
§1. Три составные части «Илиады».
Согласно гипотезе автора, текст «Илиады», кроме указанных выше различий, имеет три ярко выраженные составные части, связанные с верованиями, которые переплетаются в тексте, однако легко вычленяются. Первая составная часть «Илиады» - это пласт, связанный с поклонениями тотемам (животным), которые существовали до появления антропоморфных богов. Вторая часть - это пласт верований, связанный с антропоморфными богами. Две первых части текста относятся к событиям Первой Троянской войны, в которой Геракл впервые разрушил Трою. Третью часть можно назвать светским описанием Второй Троянской войны под предводительством Агамемнона и Менелая. Здесь боги появляются только в воображении воинов, поддерживая их в битвах.
Гипотеза.
Гомер, описывая Вторую Троянскую войну под предводительством Агамемнона и Менелая, включил в описание данные о Первой Троянской войне, в которой Геракл впервые взял Трою.
В Первой Троянской войне участвовали, согласно тексту «Илиады», сами боги. Поэтому все действа этой войны, по всей видимости, вошли составной частью в пласт скифских верований. События Второй Троянской войны под предводительством Агамемнона и Менелая для верующих ценны лишь тем, что повторяют действа богов.[6]
Данные о Первой Троянской войне, вероятно, были зафиксированы в скифских жреческих документах (о письменности см. ниже), которые использовал Гомер. Такой вывод следует из того, что поэма «Илиада» содержит включения, описывающие антропоморфных богов в виде тотемических существ. Эти материалы, включённые в поэму - наиболее древний пласт верований, предшествующих антропоморфным богам. Немногим позднее все качества тотемов, а также обожествление Природы, были перенесены людьми на антропоморфных богов. При этом тотемы, слившиеся с верой в антропоморфных богов, продолжали существовать долгое время.
§2. Тотемы богов в тексте «Илиады» Гомера.
Рассмотрим тотемы антропоморфных богов в тот период, когда происходил переход к верованиям в антропоморфных богов. Аполлону соответствует тотем оленя. Появление тотема описано в статье автора «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 4». Гераклу соответствует тотем льва, что зафиксировано в древнегреческих мифах.[7] Богине Деметре соответствует тотем змеи. Зевсу – тотем быка и орла (душа).[8] Колоксаису - тотем сокола. См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 1». Афродите – тотем козла.[9] Аресу – тотем волка.[10] Дионису (Вакху) – тотем пантеры,[11] баран – тотем Гермеса (Меркурия),[12]коня – тотема Посейдона.[13]
Обратимся к примерам из «Илиады» Гомера.
Гомер. «Илиада». Песнь третья. Клятвы. Обозрение ахейского войска со стены. Единоборство Париса и Менелая. Стихи 20 – 30:
«Радостью вспыхнул, как вспыхнул бы лев перед крупной добычей, Вдруг повстречавшись с рогатым оленем иль дикой козою;
Жадный от голода, он пожирает добычу, хоть всюду
Сам окружён молодыми ловцами и быстрыми псами».[14]
Здесь Геракл изображён в виде своего тотема (лев). Рогатый олень – тотем Аполлона. Коза – тотем Афродиты. Как известно из древнегреческих источников, первым завоевателем Трои был Геракл.[15] Согласно Гомеру, защитниками Трои были Аполлон и Афродита. Предположительно, битва между войсками Аполлона и Геракла в Первую Троянскую войну изображена в аллегорической форме (в виде битвы животных).
Гомер. «Илиада». Песнь седьмая. Единоборство Гектора и Аякса. Погребение мёртвых. Стихи 255 – 260:
«Вырвав обратно свои длиннотенные пики,
Сшиблися оба опять наподобие львов кровожадных
Или лесных кабанов, у которых немалая сила».[16]
В песне седьмой «Илиады» мы видим львов, которые, предположительно, означают войско Геракла. Здесь Вторая Троянская война (единоборство Гектора и Аякса) сопоставляется с Первой Троянской войной, в которой Геракл впервые взял Трою. В Первой Троянской войне участвовали боги (в тексте Гомера – тотемы богов), поэтому все действа этой войны были для верующих священны.
Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи155 – 165:
«На волков кровожадных
Были похожи они, с несказанной отвагою в сердце;
Рвут они жадно на части оленя рогатого, в чаще
Леса поймавши его; их пасти багровы от крови;
После подходят к ключу черноводному целою стаей,
Узкими там языками лакают с поверхности воду,
Кровью убитого зверя рыгая; в груди их косматой
Дух вполне безбоязнен, и сильно раздуты утробы».[17]
В песне шестнадцатой «Илиады» изображён олень – тотем Аполлона и волк – тотем Ареса. Предположительно, в ходе войны Арес перешёл из стана завоевателей Трои в стан её защитников. В тексте «Илиады», где речь идёт об антропоморфных богах в их человеческом облике (не тотемы), Гера укоряет Ареса в том, что он защищает троянцев (см. ниже). Укоры, по всей видимости, связаны с переходом Ареса на сторону противника.
Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи 487 – 490:
«…Как на скалистой вершине с пронзительным криком дерётся коршунов пара с кривыми когтями, с изогнутым клювом».[18]
«…Так же, как схваченный львом острозубым, ворвавшимся в стадо
Медленнорогих коров, отважный бык красно – бурый
С яростным рёвом под пастью ужасною льва погибает».[19]
В песне шестнадцатой мы видим льва – тотема Геракла. Красно – бурым быком, предположительно, назван Сарпедон, сын Европы. В «Илиаде» Гомера богиня Гера называет его сыном Зевса (см. ниже). Так как Сарпедон родился на Крите, то велика вероятность того, что его тотемом, так же как и Зевса, был бык. Бык – священное животное критян.
Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи 823 – 830:
«Также, как лев побеждает могучего силой своею
Неутомимого вепря, сойдясь с ним на горной вершине
В схватке за ключ маловодный; а хочется пить им обоим;
И задохнувшийся вепрь побеждается львом многомощным».[20]
В песне шестнадцатой мы видим льва - тотема Геракла. Вепрем, предположительно, изображено войско Артемиды (в Калидонской охоте чудовищный кабан насылается именно Артемидой).[21]
Гомер. «Илиада». Песнь восемнадцатая. Изготовление оружия. Стихи 161 – 165:
«Так же, как рыжего льва пастухи полевые не в силах
Прочь отогнать от добычи, какую, голодный, поймал он».[22]
В песне восемнадцатой упоминается лев – тотем Геракла.
Гомер. «Илиада». Песнь восемнадцатая. Изготовление оружия. Стихи 318 – 325:
«Тяжко стонал он, подобно тому, как лев бородатый
Стонет, если охотник из зарослей леса похитит
Львят его малых, а он, опоздавши, жестоко тоскует,
Рыщет везде по ущельям, следов похитителя ищет, Чтоб на путь набрести. И берёт его ярая злоба».[23]
Здесь также упоминается лев – тотем Геракла.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцатая. Битва богов. Стихи 164 – 175:
«…со львом плотоядным
Схожий, которого страстно хотят деревенские люди
Всею деревней убить. Сначала идёт он спокойно,
Всех презирая; когда же копьём его ранит проворный
Юноша, он приседает, разинувши пасть, меж зубами
Пена клубится, в груди же сжимается храброе сердце.
Бедра себе и бока бичует хвостом он могучим
И самого возбуждает себя на сраженье с врагами.
Прыгает, ярости полный, вперёд, засверкавши глазами, Чтобы кого растерзать или в первой же схватке погибнуть».[24]
В песне двадцатой упоминается лев – тотем Геракла.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 252 – 253:
«Как орёл,чернопёрый охотник, Самый могучий и самый проворный меж птицами всеми…».[25]
Здесь мы видим орла. Орёл – душа Зевса.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать вторая. Убийство Гектора. Стихи140 – 142:
«Также как сокол в горах, между всеми быстрейшая птица,
Следом легко поспевает за робкой голубкою горной;
Мечется в стороны та, а сокол с пронзительным криком
Близко за нею летит. И схватить её дух его рвётся».[26]
В песне двадцать второй упоминается сокол (душа Коло, сына Геракла). См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть I».
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать вторая. Убийство Гектора. Стихи 189 – 192:
«…Как на горах молодого оленя, из логова выгнав,
Яро преследует пёс, по оврагам несясь и ущельям;
Если и скроется тот, притаившись в кустах, то по следу
Всё же его он находит и гонит, покуда не схватит».[27]
В песне двадцать второй упоминается олень – тотем Аполлона.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать вторая. Убийство Гектора. Стихи 308 -310:
«…ринулся, сжавшись в комок, как орёл, на высотах парящий,
Если сквозь тёмные тучи он падает вдруг на равнину,
Нежного чтобы ягнёнка схватить иль трусливого зайца».[28]
В песне двадцать второй упоминается орёл (Зевс).
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать четвёртая. Выкуп Гектора. Стихи 41 – 43:
«…Со львом он свирепостью сходен, который,
Силе великой своей поддаваясь и храброму духу,
Чтобы добыть себе пищу, на смертных стада нападает».[29]
В песне двадцать четвёртой упоминается лев – тотем Геракла.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать четвёртая. Выкуп Гектора. Стихи 315 – 320:
«…Зевс промыслитель.
Был им послан орёл, безобманная самая птица,
Хищник темноперистый; ещё он «пятнистым» зовётся,
Тех же размеров, которых в покое высоком бывает
Дверь у богатого мужа, снабжённая прочным затвором, -
Каждое было крыло таких же размеров. Пронёсся
Справа над Троей орёл».[30]
В песне двадцать четвёртой подтверждается гипотеза автора о том, что орёл означает душу Зевса. Гомер прямо называет орла посланником Зевса промыслителя.
Выводы.
1. Битвы противников и защитников Трои в Первую Троянскую войну, когда Геракл впервые разрушил Трою, показаны в виде битвы зверей, тотемов антропоморфных богов. В процессе развития верований все качества тотемов были перенесены людьми на антропоморфных богов.
2. По всей видимости, скифский звериный стиль связан с верованиями скифов. При этом Первая Троянская война, предположительно, вошла в пласт скифских верований. Эти верования и отражены Гомером в тексте «Илиады».
Глава II. Археологические данные юга России и Украины, соответствующие тексту Гомера.
§ 1. Связь археологических данных с верованиями скифов.
Прежде чем говорить об археологических данных, необходимо отметить следующее: так называемые легенды скифов непосредственно связаны с их верованиями, что подтверждает присутствие в них бога Зевса. Изображения на археологических находках, положенных скифами в захоронения, не могут быть простыми сценами из их жизни, так как загробный ритуал и в настоящее время связан с верованиями. Русские и украинцы, проживающие на скифских территориях, и сейчас считают, что душа человека, ушедшего в мир иной, уходит (улетает как птица) к богу. Это связано с верованием в существование души. Наличие у скифов орнитоморфных изображений: орла (Зевса), лебедя (Аполлона), совы (Афины), сокола (Коло) и др. говорит о том, что скифы также верили в существование душ. Поэтому велика вероятность того, что все изображения на скифских загробных вещах, в том числе зооморфные и орнитоморфные, связаны с их верованиями. Эти верования изложены в легендах, которые дошли до нас в пересказах древних авторов. Сюда же можно отнести и повествование Гомера о Первой Троянской войне, так как в нём присутствуют боги.
§ 2. Изображения тотемов антропоморфных богов в археологических находках.
На юге России и Украины археологами найдены сокровища скифов с изображениями, подобными описаниям Гомера, что может косвенно говорить о том, что часть Причерноморья входила в троянские территории. Археологи приведут несчётное количество артефактов, изображающих тотемов антропоморфных богов. В данной статье рассмотрены только те археологические находки, которые известны во всём мире. Археологические находки, указанные в тексте ниже, датируются VI – IV вв. до н. э. Однако на них изображены более ранние события, относящиеся ко II тыс. до н. э. Это может говорить о том, что на территории Скифии долгое время сохранялись верования, при которых антропоморфные боги изображались в виде их тотемов.
Раскопки кургана Куль – Оба недалеко от Керчи проводили в 1830 году Дебрюкс П. и Стемпковский И.А. Археологические находки описаны Брашинским И.Б. в его трудах: «Сокровища скифских царей. Поиски и находки» и «В поисках скифских сокровищ»:
«Главное захоронение принадлежало знатному воину, лежавшему в деревянном катафалке. Это, должно быть, был человек очень высокого роста…длина его бедренной кости равнялась 10, 5 вершкам. Это размер бедра человека, ростом 193 сантиметра. На голове – войлочная остроконечная шапка в форме башлыка, богато украшенная золотыми бляшками. На шее – массивный золотой обруч – гривна весом 461 грамм, скрученная в виде жгута из шести толстых проволок…
…Футляр для лука и стрел над налучьем, или горитом, были обложены золотыми пластинками с вытесненными на них изображениями борющихся зверей (выд. авт.)».[31]
«Рядом с ним, на полу, была погребена женщина, очевидно, его жена или наложница. Некогда её тело было положено в саркофаг – гроб из кипарисового дерева и отделкой пластин слоновой кости…
…Женщина похоронена в одежде, расшитой золотыми бляшками, число которых достигало несколько сот…
…Возле погребённой лежали два широких золотых браслета и бронзовое зеркало, ручка которого обложена листовым золотом. Все предметы, подобно оружию царя, украшены изображениями зверей (выд. авт.)».[32]
«По стенам склепа стояли два серебряных позолоченных таза и большое серебряное блюдо, а в них – целый набор серебряных сосудов: на одном из них – чеканные позолоченные изображения львов (выд. авт.), терзающих оленей (выд. авт.), на другом – дикие лебеди (выд. авт.), ловящие и поедающие рыб (выд. авт.)».[33]
Здесь лев (тотем Геракла) терзает оленя (тотема Аполлона). Согласно Гомеру, Аполлон (в данном случае олень) был защитником Трои в Первую Троянскую войну, тогда как Геракл (лев) был её завоевателем. Таким образом, битва войск Геракла с войсками Аполлона изображена в виде борьбы тотемных животных.
Дикие лебеди, поедающие рыб, означают битву войск Аполлона и Артемиды (лебеди) с войском Афины (рыбы). Артемида была защитницей Трои, Афина была её противницей.
Одна из ценнейших находок «…это золотая бляха в виде оленя. Эта массивная бляха (вес её 266 г.) служила, по-видимому, центральным украшением кожаного щита. Она представляла собой стилизованную фигуру лежащего с подогнутыми ногами оленя, на его туловище помещены изображения льва (выд. авт.), сидящего грифона (выд. авт.) и прыгающего зайца (выд. авт.). Под шеей оленя помещена лежащая собака (выд. авт.); один из рогов заканчивается головой барана; вместо хвоста – птичья голова. Это наиболее древний предмет среди найденных в Куль – Обе».[34]
image
На украшении изображён Аполлон в виде своего тотема (оленя). Его терзает Геракл, изображённый львом. Баран – тотем Гермеса. Предположительно, троянские события изображены в виде битвы зверей (тотемов богов).
На бляхе изображён заяц – символ несчастья. Обратимся к тексту Геродота о войне скифов с персидским царём Дарием II. «…Когда скифы уже стояли в боевом строю, то сквозь их ряды проскочил заяц. Заметив зайца, скифы тотчас же бросились за ним. Когда ряды скифов пришли в беспорядок и в их стане поднялся крик, Дарий спросил, что значит этот шум у неприятеля. Узнав, что скифы гонятся за зайцем, Дарий сказал своим приближённым, с которыми обычно беседовал: «Эти люди глубоко презирают нас…».[35]
Итак, битва не состоялась. Более того, Дарий после этого случая покинул Скифию. Однако появление зайца означало для скифов поражение, поэтому они и ополчились на него, забыв о Дарии. Эта примета в настоящее время относится к чёрному коту (если он перейдёт дорогу). При этом существует какая-то связь между зайцем и котом, ибо год зайца означает одновременно и год кота.
На бляхе также изображена собака.
Изображение собаки, предположительно, связано с походом аргонавтов. Поход аргонавтов, в свою очередь, связан с Первой Троянской войной. Академик Творогов О.В. подробно исследовал текст Троянской истории по русским спискам: ГБЛ, собрание Ундольского, № 736, БАН, Арханг. С № 139 и др. В этих текстах в первую часть повествования входит поход аргонавтов за золотым руном и взятие Трои Гераклом (Геркулесом, в русском варианте Еркулесом). Рассмотрим текст по списку ГБЛ, собрание Ундольского.
1. О Пелее, цари Тесалоникийском, како посылает добыти златое руно.
2. Язон и Еркулес присташа к царству Троянскому.
3. О Медии, како любовию язонскою пленися.
4. О Медии, наказующе Язона о златорунней брани и о врачевании брани всякой со змием.
5. Сия суть, яже Медия даде Язону.
6. Како Язон приступи ко златому руну.
7. О разорении перваго Троянскаго царства от Язона и Еркулеса.
8. О основании великого Троянскаго града от царя Прияма преновлену.
Далее идёт повествование о Второй Троянской войне.[36]
Таким образом, источники подтверждают существование двух Троянских войн.
Обратимся к тексту Валерия Флакка (Lib. VI. Vv. 33 – 167.). Описывая поход аргонавтов, он перечисляет собравшиеся на Припонтийских территориях (Чёрное море) войска, в одном из которых присутствует свора собак: «…следует рать Дрангейская и вышедшие из ущелий Каспиады (Каспийское море, авт.), у которых стая псов неленостно выскакивает на резкие звуки рогов и участвует в битвах своих господ. Поэтому им воздаётся равная почесть по смерти, и они принимаются в курганы среди предков и могил мужей, ибо с железом в груди и со страшной гривой стая мчится чёрным строем и с таким лаем, каким оглашается страшная дверь дита или свита Гекаты высоко в воздухе».[37]
Велика вероятность того, что изображение собаки на бляхе, найденной в Куль-Обе отражает участие в Первой Троянской войне собачьего войска. Подтверждает слова Валерия Флакка костяк собаки, найденный археологами при раскопках кургана «Чертомлык»:
«В третьей камере (юго-восточной) стоял небольшой медный котёл и пять глиняных амфор, а перед ними лежал плохо сохранившийся скелет собаки…».[38]
Собачья рать в тексте Валерия Флакка названа Дрангейской. Рассмотрим название рати с помощью метода автора, описанного в статье «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 2». Название включает в себя слог «Ра» и означает древнейшее название Волги, дельта которой близка к Каспию. Слог «Гея» означает богиню скифов (по Геродоту).[39] Адыгея - территория Краснодарского края («Ад» и «Гея» - сожжённая земля). Возможно, что рать двигалась от Каспийского моря к территории современного Краснодарского края. В то же время в древнегреческих мифах собака часто связана и с Артемидой.[40] Возможно, что собачья рать участвовала в битвах Первой Троянской войны на стороне защитников Трои, а, следовательно, на стороне Артемиды.
Вернёмся к вышеуказанной археологической находке. На золотом олене – нащитной бляхе нацарапаны буквы ПАI. Погребение совершено по скифскому обряду на скифской территории, поэтому и буквы должны признаваться скифскими. Однако наши историки признают их греческими. В середине II тыс. до н. э. скифский (арийский) и древнегреческий языки должны были быть близки, ибо они имеют единый корень. Предположительно, отделение древнегреческого языка произошло как раз после Троянских войн. Вероятно, буквы означают имя царя, захороненного в Куль-Обе. Имена Пала и его брата Напа будут рассмотрены в другой статье. Здесь они отмечены в связи с археологическими находками в Куль-Обе.
Имя Пал находим в легенде Диодора Сицилийского: «Теперь перейдём к скифам …Сначала они жили в очень незначительном количестве у реки Аракс и были презираемы за своё бесславие; но ещё в древности под управлением одного воинственного и отличавшегося стратегическими способностями царя они приобрели себе страну в горах до Кавказа и в низменностях прибрежья Океана (Чёрное море, как дальний залив Атлантического океана, авт.) и Меотийского озера (Азовское море, авт.) и прочие области до Танаиса (Дон, авт.)».[41] На этой территории у Зевса и змееногой богини Земли родился сын по имени Скиф, который назвал свой народ скифами. В числе его потомков «…были два брата, отличавшиеся доблестью, один из них назывался Пал, другой Нап. …Спустя некоторое время потомки этих царей, отличавшиеся мужеством и стратегическими талантами, подчинили себе обширную страну за рекой Танаисом (Доном, авт.) до Фракии (Балканы, авт.) и, направив военные действия в другую сторону, распространили своё владычество до египетской реки Нила».[42]
Прежде всего, необходимо обратить внимание на то, что речь в тексте идёт о наших территориях. Упоминается Чёрное море, Азовское море, река Дон. Пал и Нап, согласно тексту Диодора, – дальние потомки Зевса. От имён Нап и Пал образовался русский глагол «напал», связанный с военными действиями.
Следующий артефакт, найденный в Куль-Обском захоронении может быть также связан с именем Пала.
У ног Куль – Обской «…царицы был найден круглый электровый сосуд, на котором вычеканены и выгравированы четыре сцены из жизни скифов».[43] На одной из сцен изображён скиф, натягивающий лук.
image
Раевский Д.С., рассматривая данную сцену, сделал вывод о том, что на ней изображён Геракл и связал её с легендой Геродота. Действительно, скиф изображённый на сосуде, может быть Гераклом. Во-первых, Геракл носил с собой два лука, о чём упоминает Раевский Д.С. Во-вторых, Геракл (Скиф), согласно Диодору Сицилийскому, родился на нашей территории, был сыном бога Зевса и считался богом у скифов (по Геродоту), поэтому вполне мог быть изображён на сосуде, найденном на нашей же территории. Некоторые исследователи не согласны с Раевским Д.С., так как на сосуде Геракл изображён без львиной шкуры.
image
Однако даже греки не всегда изображали Геракла в львиной шкуре. Так, на античном барельефе Геркулес и Омфала, Геракл изображён без львиной шкуры.[44] Возможно, что в Греции, где не нужна тёплая одежда, Геракл довольствовался львиной шкурой. Скифы же могли изображать его в башлыке, казакине, тёплых штанах с лампасами и мягких кожаных сапогах. Так он мог одеваться в морозы, которые нередки зимой на наших и Украинских территориях. Согласно Геродоту, одно из его пребываний в Причерноморье длилось девять месяцев: от момента зачатия и до рождения трёх его сыновей. Следовательно, он обязательно должен был одеваться в тёплую одежду. Возможно, что для скифов Геракл, натягивающий лук (по легенде Геродота), был более узнаваем, чем Геракл в львиной шкуре. Кроме того, мы не знаем хронологии двенадцати подвигов Геракла и хронологии других его подвигов, поэтому не можем точно утверждать, что Геракл, изображённый на Куль – Обском сосуде, уже уничтожил немейского льва.
Другие сцены Раевский Д.С. также связывает с легендой Геродота, хотя в ней, кроме Геракла, присутствуют три брата. На Куль – Обской же вазе изображено всего лишь два скифа.
image
Поэтому, скорее всего, Куль – Обская ваза изображает дальних потомков Зевса - Напа и Пала. Это подтверждает надпись Пал на нащитной бляхе, найденной в том же захоронении. Возможно, что в Куль-Обе захоронен именно Пал, один из дальних потомков Зевса (по Диодору Сицилийскому).
Рассмотрим следующую археологическую находку. В 1862 – 1863 г.г. Забелин И.Е., «…почётный доктор русской истории Киевского университета, товарищ председателя управления Московского Исторического музея, председатель императорского общества истории и древностей российских, почётный академик Российской Академии Наук, почётный член многих учёных обществ…»[45] проводил раскопки Чертомлыкского кургана, будучи на то время младшим членом Археологической Комиссии.
Обратимся к Брашинскому И.Б. Высота кургана «достигала почти 20 метров, а окружность составляла 350 метров! Это был действительно гигантский курган, равный по высоте современному шести-семи этажному дому».[46]
«Самой значительной и богатой находкой в лазе, проделанном грабителем, где один из злоумышленников был задавлен, была золотая обивка футляра для лука и стрел – горита. Тонкая золотая пластинка украшена несколькими поясами рельефных изображений. На верхнем фризе показаны сцены борьбы животных : львицы и быка, вепря и льва; здесь же можно увидеть, как пантера терзает дикого козла, а в другой сцене – пантера и леволеня».[47]
Здесь бык – тотем Зевса. Лев – тотем Геракла. Олень – тотем Аполлона. Козёл – тотем Афродиты. Пантера – тотем Диониса. Вепрь – войско Артемиды (Калидонская охота). Предположительно, одна из битв Первой Троянской войны представлена в виде борьбы животных – тотемов богов, возглавлявших войска. Аполлон (олень), Артемида (вепрь), Афродита (козёл) были на стороне Трои. Геракл (лев), Дионис (пантера) были противниками троянцев.
Рассмотрим следующую археологическую находку: «…Здесь найдена и известная теперь во всём мире под названием «Чертомлыкской амфоры» большая серебряная с позолотой ваза…
image
В нижней части – три отверстия для слива жидкости, украшенные скульптурными головками львов…
image
…Плечи амфоры украшены двумя поясами изображений. На верхнем – крылатые фантастические чудовища – грифоны – с львиными телами и орлиными головами терзают оленя».[48]
image
Здесь львы, предположительно, означают войско Геракла, а грифон - один из его тотемов. Голова, возможно, означает Зевса – отца Геракла (орлиная голова). Сам Геракл (продолжатель рода Зевса) изображён в виде львиного тела. Вероятно, изображение связано со сложными скифскими верованиями, включающими в себя перевоплощение отца в сына. См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 2». Изображённые на амфоре грифоны (войско Геракла) терзают оленя (войско Аполлона).
Рассмотрим название кургана с помощью деления скифских слов на короткие слова и слоги по методике автора.
Название кургана «Чертомлык» включает в себя понятие: чертами по лыку. Даже если какие-то черты (письменность) на лыке и существовали при насыпке кургана, сохраниться до наших дней они не могли. Однако название кургана говорит само за себя. Существование письменности на наших территориях во II тыс. до н. э. подтверждает текст поэмы Еврипида «Орест и Пилад»:
«…Ифигения Оресту: «Возьмёшься ли
Ты, если я спасу тебя, друзьям
Письмо свезти аргосским?
…Ну а награда, гость,
Не малая – спасенье за дощечку…».
…Орест Ифигении: «Он передаст табличку, и твои
Уладятся дела».[49]
Текст относится ко Второй Троянской войне, происходившей, предположительно, через два поколения от первой. Ифигения, дочь Агамемнона, находясь в Крыму, в храме Дианы (Артемиды), написала для своего брата Ореста письмена на дощечке. Сама Ифигения не могла спилить дерево и обработать его так, чтобы оно стало дощечкой для письма. Следовательно, этим занимались местные мужчины. Письмена, как видим, были храмовыми.
Рассмотрим имя Ифигения, применяя метод автора.
«И» - предлог и;
«фи» - местоимение вы;
«гени» - генезис, происхождение, предки;
«я» - местоимение я.
Предположительный смысл слова: «И вы – предки мои (я)», либо «Я к предкам», т.е. Ифигения прибыла на территорию предков.
Говоря о деревянных письменах, необходимо отметить, что деревянные изделия характерны для срубных археологических племён (древних ариев), расселившихся на запад до Причерноморья, а затем и на греческие острова. На наших территориях всевозможными изделиями из дерева жители пользуются и в настоящее время. Это и деревянные дома (срубы), деревянные украшения окон (наличники), заупокойные дома (гробы), прялки, деревянные миски, ложки и др. Сохранившаяся до наших времён Велесова книга, по всей вероятности, является архаикой и подобна деревянным табличкам троянских времён.
Говоря о восковом покрытии деревянной таблички, необходимо вспомнить о том, что скифы занимались пчеловодством. Так, в скифском кургане на о. Крите была найдена золотая пчела.
image
Необходимо отметить, что боги употребляли меды. Медовуха употреблялась русскими повсеместно до недавнего времени.
В схолиях к Овидию, в связи с храмом Дианы (Артемиды) в Тавриде (Крым), упоминается царь тавров: «…Тавр есть остров, где царём был Өоант, который приносил в жертву Диане пришельцев. Об этом говорится в Понте, когда Орест вернул свою сестру Ифигению. Өоант, (Өрант Парижск.), сын Вакха (Диониса, сына Зевса, авт.), освобождённый дочерью Ипсипилой, хотя Лемниады убили своих мужей, убежал в Таврскую страну, в которой царствовал…».[50]
В источниках древней Греции обычно упоминается скифский царь Фоант, или Тоант, приносящий в жертву чужестранцев. Однако не говорится о том, что он внук самого Зевса и сын Диониса – бога виноделия. Упускается очень важный факт, говорящий о связи наших территорий с Дионисом. Более того, в Парижских хрониках он назван Франтом. Для русского человека это не просто имя, а ещё и черта характера царя.
Рассмотрим следующее захоронение: «На берегах Днепра в районе Никополя вблизи села большая Знаменка в 1912 г. проводились исследования кургана Солоха. Раскопки кургана связаны с именем профессора Петербургского университета Николая Ивановича Веселовского (1848-1918)».[51] Это было грандиозное сооружение: высота кургана составляла 18 м., площадь могильной ямы 27 кв. м.
image
«Исследователи были ослеплены обилием золота и серебра».[52] В боковой могиле кургана найдено целое погребение скифского царя. «Оружие царя было сплошь украшено обкладками из благородных металлов. Его горит, в котором оказалось 180 бронзовых наконечников стрел (их древки истлели и не сохранились, так же как и лук), был обит серебряной пластиной, украшенной рельефными изображениями. Как обычно, обкладка горита имеет несколько поясов украшений. На верхнем – уже знакомая по другим памятникам сцена: лев и грифон терзают оленя (выд.авт.)».[53]
image
Здесь на верхнем фризе, предположительно, изображена сцена из Первой Троянской войны. Лев и грифон (Геракл) терзает оленя (борется с Аполлоном). На снимке лев слева (не виден). На нижнем фризе – сцена Второй Троянской войны.
Рассмотрим следующую археологическую находку:«…Рядом с погребением лежал его меч с золотым эфесом в обложенных золотом ножнах, украшенных изображениями зверей (выд.авт.). На руках его были пять золотых браслетов, на шее – золотая гривна, с украшенными цветной эмалью львиными головками (выд.авт.) на концах».[54]
«Особенно большой интерес представляет один из серебряных сосудов, украшенный изображением сцены охоты конных скифов на львов (выд.авт.).
image
…Лев нападает на одного из охотников, который занёс копьё, готовый поразить разъярённого зверя, а сзади на помощь ему спешит другой всадник, изготовившийся для выстрела из лука».[55]
image
На данную сцену необходимо обратить особое внимание, ибо изображение полностью соответствует тексту «Илиады» Гомера.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцатая. Битва богов. Стихи 156-170:
«Медью светилась равнина. Заполнили всю её люди,
Кони. Дрожала земля от топота дружно идущих
В битву мужей. Два лучших, храбрейших меж всех человека
На середине меж ратей сходились, желая сразиться, -
Сын Анхиза Эней и Пелид Ахиллес быстроногий.
Выступил первым Эней Анхизид с угрожающим взором,
Шлемом тяжёлым кивая; пред грудью широкой держал он
Буйный свой щит, а рукою копьём потрясал медноострым.
Вышел навстречу ему Ахиллес, со львом (выд.авт.) плотоядным
Схожий, которого страстно хотят деревенские люди
Всею деревней убить. Сначала идёт он спокойно,
Всех презирая; когда же копьём его ранит проворный
Юноша, он приседает, разинувши пасть, меж зубами
Пена клубится, в груди же сжимается храброе сердце.
Бедра себе и бока бичует хвостом он могучим
И самого возбуждает себя на сраженье с врагами.
Прыгает, ярости полный, вперёд, засверкавши глазами,
Чтобы кого растерзать, или в первой же схватке погибнуть…».[56]
В сцене на серебряном сосуде, предположительно, изображен Ахиллес в виде льва и его противник Эней. Здесь идёт сопоставление Ахиллеса с Гераклом (лев), так как в Первую Троянскую войну именно Геракл был завоевателем Трои. Ахиллес лишь повторяет подвиг бога (у скифов Геракл считался богом, в отличие от древних греков). Эней же повторяет подвиг одного из защитников Трои в Первую Троянскую войну.
Рассмотрим следующую археологическую находку: «В тайнике была (там же находился горит царя) массивная плоская чаша – фиала, украшенная фигурами львов (выд.авт.), терзающих, скорее всего, дикого тура (выд.авт.)».[57]
Данная археологическая находка также точно соответствует тексту Гомера, как и предыдущая. Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стих 485:
« Так Сарпедон пред конями своими лежал, растянувшись,
В пыль обагрённую кровью, со стоном впиваясь руками.
Так же, как схваченный львом, острозубым, ворвавшимся в стадо…
…Отважный бык красно-бурый
С яростным рёвом под пастью ужасного льва погибает».[58]
«Кроме того, в боковой стене ниши оказался небольшой тайник, в котором были помещены, видимо, самые ценные вещи погребённого: золотая фиала и обложенный серебром и золотом горит со сценой битвы. В горите находилось 180 стрел с бронзовыми наконечниками. Фиала представляет собой чашу, наружная сторона которой сплошь покрыта чеканными изображениями, расположенными в три ряда, в каждом из которых по несколько раз повторяется одна и та же сцена. В верхнем ряду — два льва (выд.авт.), терзающие копытное животное, в среднем — лев (выд.авт.) и львица, грызущие лань (выд.авт.), в нижнем — лев (выд.авт.), терзающий оленя (выд.авт.)».[59]
image
На фиале изображена, предположительно, одна из битв Первой Троянской войны, где боги представлены в виде их тотемов.
«…В одной из…камер найдены некоторые остатки погребального инвентаря…золотая игла, золотые пластинки, служившие обивкой деревянной чаши, большая амфора с висевшей на её горле медной черпалкой на длинной ручке, серебряный килик с греческой надписью «ΛΥΚΟ»…».[60]
Непонятно, почему в кургане, находившемся на скифской территории, в захоронении, совершённом по скифскому обряду появилась греческая надпись? Это заведомо принижает местное скифское население, отнимает у него возможность иметь свою письменность. Тем более, что буквы совершенно не отличаются от кириллицы, которую, якобы, принесли на нашу территорию, опять-таки греки, но на 13 веков позднее.
Артамонов М.И. в своей работе «Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа» описывает археологические находки Мельгуновского клада и Келермесских курганов. В Литом кургане около Кировограда был раскопан Мельгуновский клад. В нём найдены «17 массивных фигурок птиц с распущенными крыльями, бронзовая застёжка с головками львов на концах…».[61]
image
Здесь орёл – тотем (душа) Зевса.
«Наиболее замечательной частью этой находки является меч с золотой обкладкой ножен…нижний конец снабжён овальным расширением с двумя геральдически сопоставленными фигурами львов…
image
… На боковой лопасти у верхней части ножен, служившей для подвешивания меча к поясу, изображение лежащего оленя. Сердцевидная крестовина плохо сохранившейся рукоятки меча украшена двумя фигурами лежащих козлов…».[62]
На мече изображён лев - тотем Геракла. Олень – тотем Аполлона. Козёл – тотем Афродиты.
На Северном Кавказе древнейшие богатые Келлермесские погребения скифского типа обнаружены в Прикубанье.
«Из них в первую очередь надлежит отметить меч с обложенными золотом ножнами близко сходный с описанным мечом Мельгуновского клада. Хотя среди памятников переднеазиатского происхождения нет изображений, полностью совпадающих с фигурами на обкладках келермесского и мельгуновского мечей, по общему характеру они тесно примыкают к известным ассирийским керубам, охранявшим дверь во дворце Ассурназирпала…».[63]
Рассмотрим имя Ассурназирпал по методике автора:
«Аз» – начало;
«с» – предлог с;
«Ур» – Урал (без окончания);
«на» – предлог на;
«ази» - Азия (без окончания);
«Ир» - Ирий, Рай, Ю. Поволжье;
«Пал».
Предположительный смысл имени ассирийского владыки: «Первоначально с Урала на Азию волжанин Пал (напал, авт.)». Ассирийский владыка, по всей видимости, был скифом. Тогда изображения в Ассирии, относящиеся к скифскому звериному стилю, необходимо считать скифскими. Здесь можно говорить о сильном скифском влиянии на переднеазиатский художественный стиль. Причиной должно быть перенесение верований скифов на эти территории. Артамонов М.И. сомневается в скифском происхождении мельгуновского и келермесского мечей, т. к. они, по его мнению, близки к ассирийским. На этом основании курганы, в которых найдены находки, не причисляются к скифским, либо причисляются под вопросом. По моему мнению, данные курганы необходимо причислить к скифским, т.к. в них найдены мечи скифских царей, вернувшихся на родину из Ассирии, где они были владыками.
«…другой образец парадного вооружения из Келермесских курганов — железный топорик……на втулке и рукоятке топора представлены разнообразные, главным образом лежащие животные — львы, пантеры, козлы, олени…».[64]
image
На топорике есть изображение льва – тотема Геракла, пантеры – тотема Диониса, козла – тотема Афродиты, Оленя – тотема Аполлона, быка – тотема Зевса, либо Сарпедона.
На следующей детали топорика изображён козёл – тотем Афродиты.
image
«Из других украшений предметов вооружения следует отметить: большую золотую прямоугольную пластину, служившую, по всей вероятности, обивкой горита. Она разделена рельефными линиями вертикально и горизонтально на 24 части, каждая из которых заполнена одинаковым штампованным изображением оленя, такого же как на лопасти меча или на обкладке топора. Вертикальные края этой пластины снабжены бордюром из рядов одинаковых фигурок хищника (по 16 с каждой стороны)».[65]
image
На пластине изображены олени, тотемы Аполлона. Пантеры по краям означают, предположительно, войско Диониса.
Далее Артамонов М.И. описывает золотую бляху, служившую украшением щита: «… хищник…представлен массивной золотой бляхой, служившей украшением щита. У него изображены все четыре ноги, шея с опущенной и как бы принюхивающейся мордой вытянута сильнее, а хвост и лапы заняты изображениями такого же, как он, только свернувшегося зверя. Свернувшийся в кольцо хищник изображался и отдельно — на оборотной стороне бронзового зеркала и на костяных украшениях узды из Келермесских курганов, раскопанных Н.И. Веселовским. Миндалевидное ухо хищника, представленного массивной нащитной бляхой, разделано треугольными вставками, подобными тем, какие украшают уздечные бляхи из 1-го Келермесского кургана Н.И. Веселовского и какие близко напоминают декорацию ножен меча из раннего кургана в Приднепровье — Острой Томаковской могилы. Выпуклый круглый глаз его инкрустирован белой и серой эмалью, зрачок — коричневой, ноздри заполнены белой пастой».[66]
image
Здесь, предположительно, изображён Дионис в виде своего тотема (пантера) и его войско (в виде мелких пантер).
« Одним из замечательнейших предметов из Келермесских курганов является серебряное зеркало, с тыльной стороны украшенное гравированными изображениями и обложенное тонким золотым листком, на котором оттиснут весь рисунок… изображена борьба быка со львом, а под этой сценой фигура кабана…и того же хищника, который в виде массивной золотой бляхи послужил украшением щита. Далее вправо превосходное по жизненности изображение льва, стоящего на фоне дерева. Ниже его — фигура лежащего барана… медведя и летящей над ним птицы… фигурой бегущего волка… два геральдических льва, живо напоминающие изображения на нижних концах келермесского и мельгуновского мечей, и фигура лежащего козла, позади которого виднеется голова барана…».[67]
image
Здесь мы видим быка, предположительно, тотема Зевса, либо Сарпедона, льва – тотема Геракла, кабана, предположительно, означающего Афродиту, хищной пантеры – тотема Диониса, медведицы – тотема Геры, волка – тотема Ареса, козла – тотема Афродиты, барана – тотема Гермеса.
Рассмотрим следующую археологическую находку: «Из числа найденных в Келермесских курганах сосудов… чаша…из тонкого листового золота с тремя рядами штампованных изображений по стенкам и с розеткой на дне. В среднем ряду четыре фигуры лежащих животных — оленей и козлов — и две сцены — лев, терзающий оленя, и волк, преследующий козу. В нижнем ряду пять фигур лежащих животных: оленя, козлов и кабана».[68]
На чаше изображён Аполлон в виде своего тотема оленя, Афродита в виде козла, Геракл в виде льва, Арес в виде волка, Афродита в виде кабана.
Рассмотрим курганное погребение скифов «Толстая могила». Раскопки проводил киевский археолог Борис Николаевич Мозолевский.
«В склепе оказалось совершенно не потревоженное погребение молодой скифской царицы. Наряд её – самый богатый из каких-либо открытых в скифских царских курганах. Всё здесь блестело золотом: головной убор был расшит крупными золотыми пластинами, золотыми бляхами была расшита вся её одежда и башмачки. Не менее богатыми были и украшения «царицы». На шее её была массивная золотая гривна весом в 478 грамм, украшенная на концах семью фигурками львов, крадущихся за молодым оленем».[69]
На археологической находке из «Толстой Могилы» мы вновь видим изображение войска Геракла (львы) и Аполлона (олень).
Рассмотрим подробнее золотую пектораль.
image
Так как в скифских захоронениях находятся артефакты, связанные с их верованиями (см. ниже), то центральное изображение пекторали, скорее всего, означает события, предшествующие Первой Троянской войне, а именно: поход агонавтов.
image
На пекторали, предположительно, изображены царь ЭЭт и Ясон.
В Золотом кургане близ Симферополя «…При скелете найдены остатки железного чешуйчатого панциря и части бронзового поясного набора: два литых изображения орла…».[70]
image
Здесь орёл – тотем Зевса.
Рассмотрим следующую археологическую находку «…Слева о скелета лежала бронзовая фигурка хищника, туловище которого обёрнуто золотым листком с миндалевидными гнёздами для цветных вставок. По-видимому, эта фигурка украшала крышку колчана, остатки которого найдены тут же в виде обломков серебряного листа…».[71]
image
Здесь изображён Дионис в виде своего тотема (пантера).
Выводы.
1. Скифский звериный стиль, по всей видимости, связан с верованиями скифов. Эти верования более сложные, чем просто обожествление зверя (тотема), на которого охотится племя. Осложнение верований произошло, предположительно, в результате перехода к верованиям в антропоморфных богов (к которым перешли все качества тотемов). Кроме того, верования, видимо, связаны с продолжением рода, которое показано в виде перевоплощения отца в сына (грифон). При этом скифский звериный стиль резко отличается от других, не скифских стилей изображения богов. Поэтому велика вероятность того, что включенные Гомером в текст «Илиады» животные связаны именно со скифскими верованиями.
2. Археологические находки в скифском зверином стиле, найденные на юге России и Украины, в ряде случаев полностью соответствуют тексту Гомера и отображают сражения, проходившие в Первую Троянскую войну. Это говорит о связи южных территорий России и Украины с Первой Троянской войной. Борющиеся войска изображены в виде тотемов богов, возглавлявших принадлежавшие им войска.
3. О существовании письменности у скифов говорит надпись ПАI на нащитной бляхе из кургана Куль-Оба. Название кургана Чертомлык говорит о письменности скифов чертами (черты и резы) по лыку (коре). Ифигения, находясь в Крыму в храме Дианы, пишет письмо на деревянной дощечке покрытой воском, что может говорить о храмовой письменности в Крыму. В кургане Солоха (IV и до н. э.) на артефакте имеется надпись «ΛΥΚΟ» кириллицей, которую, якобы, принесли русским греки (в IX в. н. э.).
Глава III. Антропоморфные боги в Первой Троянской войне.
§1. Связь бога Крона с Россией по древним источникам.
В статье «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 4» дано мнение автора о возникновения антропоморфной религии. Там же рассмотрены имена богов первого поколения и найдена их связь с нашими территориями. В данной работе даётся небольшое дополнение, связывающее бога Крона (Сатурна), отца Зевса, с нашей территорией.
Присциан в «Землеописании» пишет: «На севере, где живёт воинственное племя Аримаспов, Океан называется Недвижимым, также Сатурновым (выд. авт.), а у других слывёт под именем мёртвого, потому что здесь очень мало солнечного света…».[72]
Океан назван Недвижимым, что говорит о том, что вода в этом океане не движется, т. е. покрыта льдом. Очевидно, что речь идёт о Северном Ледовитом океане.
Руфий Фест Авиен в описании Земного Круга также упоминает Сатурново водное пространство: «…Далее, под сенью Ликаонского светила и там, где суровая земля питает воинственных аримаспов, широко расстилается водное пространство под именем Сатурнова (выд. авт.). Здесь стоят сгущенные воды Океана, природа моря держится в бездействии и никогда не движется текучая влага».[73]
Плиний назвал Северный Ледовитый океан Кронийским: «… Здесь Северный океан; Гекатей называет его Амалхийским; от реки Парапониса на всём пространстве, где он омывает Скифию; это название на языке туземцев означает «замёрзший». Филимон говорит, что у Кимвров он назван Моримарусою, т.е. Мёртвым морем; оттуда до мыса Русбея, а далее – Кронийским(выд. авт.)».[74]
Здесь необходимо обратить внимание на название Моримаруса. Слово содержит короткое слово «мори», слог «ма-мать» и короткое слово «руса». Предположительный смысл: «Море – мать руса». Причём слово «мори» здесь имеет двойной смысл. В русском языке существует глагол морить – умерщвлять. Холодные северные моря, в отличие от тёплых южных морей, действительно способны умертвить человека. Это может быть ледяной плен: сдавливание ладьи льдами, либо просто смерть человека от холода. Название мыса «Русбей» состоит из двух коротких слов: рус (Русь, русский) и бей (биться, бороться).
§ 2. Современная топонимика.
На нашей территории сохранились названия, связанные с именем Крона, отца Зевса. Название порта Кронштадт имеет корень «крон». Его название до 1723 г. – Кроншлот имеет тот же корень. Северная птица кроншнеп имеет корень «крон». Кроноцкий залив у берегов Камчатки, по всей видимости, назван по имени Крона. На востоке острова Камчатка находится Кроноцкий заповедник. Все эти названия не случайны. Они сохранились до настоящего времени, а, следовательно, официально или неофициально, существовали три с половиной тысячи лет.
§ 3. Первое жертвоприношение Зевсу.
Рассмотрим первое жертвоприношение антропоморфному богу Зевсу. После того, как титаны и их потомки были названы богами, жертвы стали приноситься не силам природы и тотемам, а людям (богам). Так Прометей, согласно древним порядкам, принёс Зевсу кости жертвы, покрытые жиром. Зевс, воспитывался на Крите и не знал всех тонкостей жертвоприношения, поэтому принял подобный дар за унижение. Описание перехода верований зафиксировано в трудах Мирча Элиаде: «По неизвестной причине боги и люди, собравшись в Меконе, решили мирно размежеваться ("Теогония", 535). Люди принесли первую жертву, дабы установить новые отношения с богами. В связи с этим событием впервые упоминается Прометей. Он заколол быка и разделил тушу на две части. Покровительствуя человеку и одновременно стремясь перехитрить Зевса, Прометей покрыл кости слоем жира, а мясо и потроха спрятал в желудок. Привлеченный видимостью, Зевс выбрал для богов худшую часть, оставив людям мясо и потроха. Именно отсюда, утверждает Гесиод, пошел обычай в качестве жертвы бессмертным богам сжигать кости ("Теогония", 556).
Поскольку остальные части тетралогии не сохранились, мы не знаем, как именно божества достигли примирения. …Впрочем, возможно, под влиянием духовных течений, воспринятых равно интеллектуальной элитой и простонародьем …, на некоторое время утвердилось представление о мудрости и добросердечии Зевса.
Раздел жертвенного животного в Меконе послужил причиной и разрыва между богами и смертными, и мучений Прометея. Но в то же время негодование Зевса видится чрезмерным. Карл Мейли показал, что подобное распределение добычи традиционно для первобытных охотников Сибири и скотоводов Центральной Азии, которые приносили в жертву Высшим Небесным Божествам кости и головы животных. Иными словами, то, что на первобытной стадии считалось выражением высшего почтения к божеству неба, в поступке Прометея предстает оскорблением величества. Нам неизвестно, когда изменился смысл древнейшего ритуала. Подчас кажется, что гнев Зевса был вызван не разделом самим по себе, а тем, что его произвел именно Прометей, божество предшествующего поколения, титан, неожиданно принявший сторону человека против олимпийцев».[75]
Таким образом, мы видим описание первого жертвоприношения антропоморфному богу. Оказывается, что данное жертвоприношение не ново. Оно традиционно для первобытных охотников Сибири, что связывает племя титанов, предков богов, с территорией Сибири. Вышеуказанный текст подтверждает гипотезу автора о расселении андроновской археологической культуры Ю.Зауралья, З.Сибири, Казахстана совместно с абашевской археологической культурой Подонья, Поволжья, Приуралья, верховий р. Урал, а также срубной археологической культуры на территорию Предкавказья, в частности, Краснодарского края. См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 6». Зевс, который воспитывался в Греции, не знал о порядке жертвоприношений и разгневался на титана. Однако впоследствии титаны и Зевс достигли примирения, и древнейший ритуал титанов утвердился в качестве жертвоприношения Зевсу и другим олимпийским богам.
Предположительно, богами считались жрецы четырёх поколений расселившихся на запад и восток ариев. Принимая во внимание ранние браки в древности, весь период обожествления не должен превышать ста лет. Богами людей посчитали, видимо, потому, что их тела были покрыты сверкающими медными доспехами. К этому необходимо присовокупить огромный рост членов племени по сравнению с окружающими их племенами. Плюс знания (см. Эсхил. «Прометей Прикованный»). К тому же упряжь их лошадей и колесницы были украшены золотом и серебром.
Внуки Зевса богами уже не считались. Их окружающие племена назвали царями ещё в древности. Рассмотрим слова с помощью метода автора:
«Царь»:
«с» - предлог с (цоконье);
«арь» - территория ариев.
Предположительный смысл: «Относящиеся к ариям (ар)».
«Король, фон. кароль, карали»:
«к» - предлог к;
«ор Ра» - пахари (орать – пахать) с реки Волги;
«ал» – Алтай.
Предположительный смысл: «Относящиеся к пахарям (ор) с территорий р.Волги (Ра) и Алтая (ал)».
Слово «Урал» включает в себя слоги: «у Ра» - у реки Волги и «ал» - Алтай. Т.е. говорится о территории между Волгой и Алтаем, куда, по всей видимости, включаются и Уральские горы. Предположительный смысл слова: «Относящиеся к тем ариям, которые живут от р.Волги до Алтая».
Выводы.
1. Бог Крон (отец Зевса) связан с нашей территорией, что подтверждается топонимическими данными.
2. Первое жертвоприношение Зевсу, при переходе к антропоморфным верованиям, связано с племенами Сибири.
3. Слово «царь», независимо от того, были это цари Скифии или Греции, говорит о том, что эти люди - потомки арийцев - «арь». Слово король, короли означает, что эти люди являются потомками арийцев, расселившихся с Волги и Алтая.
§ 4. Участие антропоморфных богов в Первой Троянской войне по тексту «Илиады» Гомера.
Вернёмся к тексту «Илиады». В «Илиаде» Гомера есть включения, которые соответствуют Первой Троянской войне. В войне участвуют антропоморфные боги (не их тотемы). Этот пласт «Илиады» говорит о том, что в середине II тыс. до н. э. происходил переход от поклонения тотемам к верованиям в антропоморфных богов. Рассмотрим текст Гомера, посвящённый битве антропоморфных богов. Гомер. «Илиада». Песнь двадцатая. Битва богов. Стихи 65-70:
«Грохот такой поднялся от богов, сходившихся в битву,
Против владыки, земных колебателя недр Посейдона, Выступил Феб-Аполлон, готовя крылатые стрелы:
Против Ареса пошла совоокая дева Афина;
Гера богиня сошлась с Артемидою, сыплющей стрелы…
Выступил против Лето могучий Гермес благодавец…
Против Гефеста – Ксанф …(Скамандр)…». Скамандром, вероятно, назван жрец реки Скамандр.[76]
Предположительно, речь идёт о Первой Троянской войне. В тексте Гомера перечисляются антропоморфные боги, которые воевали между собой. Одни из них стояли на стороне Трои, другие были их противниками. Аполлон, Артемида, Лето (Латона) и Арес защищали Трою. Афина, Посейдон и Гермес были в числе её завоевателей.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 385-390:
«Но меж другими богами тяжёлая вспыхнула распря,
Страшная. В разные стороны дух их в груди устремлялся.
Сшиблись с шумом великим; земля застонала под ними.
Небо великое гулко на шум отвечало. Услышал
Зевс, на Олимпе сидящий. И сердце его засмеялось
С радости, лишь увидал он богов, друг на друга идущих».[77]
В тексте «Илиады» говорится о тяжёлой распре, вспыхнувшей между богами.
Следующий текст Гомера полностью подтверждает гипотезу автора о том, что в «Илиаду» включены данные о Первой Троянской войне. В главе двадцать первой «Илиады» упоминается Лаомедонт, хотя во времена Второй Троянской войны Троей правил Приам.
Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 435-545:
«Тут Аполлону сказал могучий земли колебатель (Посейдон, авт.):
«Что ж это, Феб, не вступаем мы в битву? Пристойно ли это,
Раз уже бьются другие? Позорнее будет без боя
Нам на Олимп воротиться, в Зевесов дворец меднозданный.
Ну, начинай! Ты рожденьем моложе. Мне выступать первым
Нехорошо: я и раньше родился, и опытен больше.
Как твоё сердце, глупец, безрассудно. Ужели не помнишь,
Сколько с тобою мы бед претерпели вокруг Илиона, -
Мы лишь одни из бессмертных, когда, по приказу Зевеса,
К наглому Лаомедонту (выд. авт.) на год поступили на службу
С договорённою платой. И стал он давать приказанья.
Я для троянцев в то время вкруг города стену построил,
Чтоб неприступен он был, - широкую, крепкую стену.
Медленноногих коров ты пас, Аполлон, кривоногих
В горных долинах богатой ущельями Иды лесистой.
После ж того, как нам радость дающие вынесли оры
Срок платежа, целиком удержал нам насильственно плату
Лаомедонт нечестивый, с угрозами прочь нас уславши.
Ноги и руки над ними при этом он пригрозился
Крепко связать и продать на какой-нибудь остров далёкий.
Был готов он и уши обоим отрезать нам медью.
Так от него мы обратно пошли, негодуя, В гневе за плату, которую он обещал, но не отдал.
И вот его- то народу ты милость несёшь и не хочешь
С нами стараться, чтоб гибель постигла надменных троянцев, - Полная, злая, а с ними детей и супруг их почтенных!»
Тут в ответ Посейдону сказал Аполлон дальновержец:
«Сам ты, Земли колебатель, почёл бы меня неразумным,
Если б с тобою в борьбу я вступил…
…Давай разойдёмся,
В бой не вступая, а людям сражаться одним предоставим».
Так сказал и назад повернулся. Стыдился он сердцем
Руку на брата отцова поднять в сокрушительной схватке.
Гнев овладел Артемидой, державной владычицей дичи,
Рыщущей по полю. Яро корить начала она брата:
«Прочь бежишь, Дальновержец! Готов ты принесть Посейдону
Незаслуженную славу, победу ему уступая!
Эх, дурачок! Для чего тебе лук, бесполезный, как ветер?
Чтоб никогда я теперь не слыхала в отцовском чертоге
Гордой твоей похвальбы, как хвалишься ты между богами,
Будто способен один на один с Посейдоном сразиться!»
Так говорила. И ей ничего Аполлон не ответил.
Но на неё рассердилась супруга почтенная Зевса.
На стреловержицу с бранью накинулась Гера богиня:
«Сука бесстыдная! Как? Уж против меня ты сегодня
Выступить хочешь? Тебе я тяжёлой противницей буду.
Хоть луконосна ты, хотя для женщин и львицей
Зевс тебя сделал и дал убивать, какую захочешь!
Право, уж лучше б тебе по горам за зверями гоняться,
Диких оленей стрелять, чем с более сильными биться!
Если же хочешь сразиться, то скоро увидишь, насколько
Силой слабей ты меня, чтоб решиться равняться со мною!»
Так сказала и левой рукой близ кистей ухватила
Руку богини, а правою, с плеч Артемиды сорвавши
Лук и колчан, вкруг ушей её бить ими стала со смехом.
Та, уклоняясь, рвалась. Рассыпались быстрые стрелы.
Плача, прочь убежала богиня, подобная быстрой
Горной голубке…
…Та же пришла на Олимп, к меднозданному дому Зевеса.
Села, плача навзрыд, на колени родителя дева.
Платье на ней трепетало нетленное. Дочь Артемиду
Зевс к себе притянул и спросил, засмеявшися нежно:
«Кто так неправо с тобой поступил из потомков Урана?
Дочь моя, словно бы зло ты какое открыто свершила?»
Зевсу охотница-дева в прекрасном венке отвечала:
«Я женою побита твоей, белолокотной Герой…».[78]
В Первой Троянской войне перемирие совершили Посейдон и Аполлон. Во второй Троянской войне, под предводительством Агамемнона и Менелая, перемирие совершили Идей и Аякс, сын Теламонов. Они повторили священное деяние богов, поэтому их перемирие Гомер также упоминает в «Илиаде».
Гомер. «Илиада». Песнь седьмая. Единоборство Гектора и Аякса. Погребение мёртвых. Стих 290:
«То прекратим на сегодняшний день и борьбу, и сраженье».[79]
Ахейцы участвовали не только во второй, но и в Первой Троянской войне. Аммиан Марцеллин, описывая побережье Чёрного моря в двадцать второй книге, упоминает ахейцев, живущих рядом с Киммерийским Боспором (Керченский пролив, авт.) и связывает их появление с Первой Троянской войной:
«. …от них немного отделённые Ахейцы, которые по окончании какой-то более древней войны под Троей (не той, которая велась из за Елены), по словам некоторых писателей, были занесены во время странствий в Понт противными ветрами, и так как все туземцы встретили их враждебно и они нигде не могли найти места для постоянного жительства, то расселились на вершинах гор, покрытых вечным снегом. … В тылу у них живут обитатели Киммерийского Боспора».[80]
На черноморском побережье помещает ахейцев и Присциан: «Итак, они (Савроматы) живут вблизи савроматской реки Танаида (Дон, авт.), с ними соседят также Синды и Киммерийцы; за ними Керкеты, возле которых волнуются глубокие воды Аксена (Аксай, авт.); также за ними Ореты и Ахейцы, которые после войны с троянским народом, следуя за победными знамёнами царя Аскалафа, были разбросаны ветрами и прибыли на эти побережья».[81]
Об ахейцах на берегах Чёрного моря в описании Земного Круга упоминает Руфий Фест Авиен: «…Затем Ахейцы от берегов Ксанфа и от Идейского Симоента перевезли своих ларов в обуреваемые ветрами каменистые долины».[82]
Необходимо отметить, что места проживания ахейцев связаны с территориями Причерноморья.
Вернёмся к тексту Гомера. Посейдон и Аполлон разошлись, не вступая в битву. Поединок Геры и Артемиды закончился, едва начавшись. Однако, кроме них, в битве участвовали Арес и Афина. Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 391- 426:
«…Сражение начал
Щитокрушитель Арес. На Афину он кинулся первый
С пикою медной в руке и сказал ей обидное слово:
«Снова ты, муха собачья, бессмертных стравляешь на битву,
Дерзостью буйной пылая! Чего ты, надменная, хочешь?
Или не помнишь, как ты подстрекнула Тедеева сына
Биться со мною? У всех на глазах ты копьё ухватила
И на меня навела и пронзила прекрасное тело.
Нынче тебе отомщу я за то, что со мной ты свершила!»
Так сказав, по эгиде бахромчатой вдруг он ударил, -
Страшной, которой пробить не способна и молния Зевса.
Пикой ударил в эгиду Арес, осквернённый убийством.
Чуть отступила Афина, схватила могучей рукою
Камень, лежавший средь поля, - огромный, зубристый и тёмный, -
В древнее время как знак межевой водружённый на поле.
В шею Ареса ударила им и расслабила члены.
Семь он пелетров, упавши, покрыл, зазвенели доспехи,
Волосы с пылью смешались. Над ним засмеялась Афина
И, похваляясь, слова окрылённые молвила громко:
«Видимо, глупец, ты не взвесил, насколько я большею силой
Перед тобою хвалюсь, что тягаться задумал со мною!
Так ты искупишь вполне проклятия матери, в гневе
Злые дела на тебя замышлявшей за то, что оставил
Ты аргивян и надменным троянским сынам помогаешь!»
Так сказавши, глаза свои светлые прочь отвратила.
Зевсова дочь Афродита стонавшего тяжко Ареса,
За руку взяв, повела. С трудом приходил он в сознанье.
Лишь увидала её белорукая Гера богиня,
Тотчас со словом крылатым к Афине она обратилась:
«Необоримая дочь Эгиоха-Зевеса, смотри-ка:
Муха эта собачья ведёт мужегубца Ареса
Через сумятицу битвы жестокой. Пойди, нагони их!»
Так ей сказала. И радостно вслед устремилась Афина
И, Афродиту нагнав, ударила сильной рукою
В грудь. Ослабли мгновенно у той и колени и сердце.
Оба с Аресом лежали они на земле многодарной».[83]
Здесь необходимо обратить внимание на то, что Арес и Афина боролись не одни: их окружает «сумятица битвы жестокой». Далее Афина говорит о том, что если бы все, кто идёт против Трои, имели такую же силу, как Арес и Афродита, то Троя была бы давно взята. Следовательно, в данный момент Геракл ещё не прибыл под Трою. В тексте также говорится о том, что Арес оставил аргивян и стал помогать троянцам, о чём говорилось выше.
В «Илиаде» есть описание битвы Ареса с Диомедом. Диомед упоминается в двенадцати подвигах Геракла[84] (время действия - середина II тыс. до н. э., авт.). Во Второй Троянской войне ни Геракл, ни Диомед, ни Арес участвовать не могли, так как она произошла через несколько поколений от Первой Троянской войны. Поэтому велика вероятность того, что описание битвы Ареса и Диомеда относится к Первой Троянской войне. Гомер. «Илиада». Песнь пятая. Подвиги Диомеда. Стихи 855 – 899:
«После того Диомед размахнулся могучеголосый
Медною пикой. Её устремила Паллада-Афина
В низ живота, где Арес опоясан был повязью медной.
Пику туда он вонзил и, прекрасную плоть растерзавши,
Вынул пику обратно. Арес заревел меднобронный
Так же, как если бы девять иль десять воскликнуло тысяч
Сильных мужей на войне, зачиная Аресову распрю.
Дрогнули в ужасе все, - и дружины троян, и ахейцев;
Так заревел на всё поле Арес, ненасытный войною.
Так же, как воздух под тучами нам представляется мрачным
Знойною летней порой, приходящий с удушливым ветром,
Взору Тидида таким же и медный Арес показался,
… Сел возле Зевса-Кронида с душой, огорчённой безмерно
Рану ему показал с вытекавшей бессмертною кровью
И обратил к нему слово крылатое, жалуясь горько:
«Не негодуешь, отец, на злодейства подобные глядя?
Вечно страшнейшие беды единственно друг из-за друга
Претерпеваем мы, боги бессмертные, людям на радость.
Все на тебя негодуем: безумную дочь породил ты,
Гибель несущую всем, лишь с одними злодействами в мыслях».
Нынче Тидеева сына она, наглеца Диомеда,
С ярою злобой напасть на бессмертных богов подстрекнула.
Прежде богине Киприде он руку поранил у кисти,
После и против меня устремился, похожий на бога.
Только проворные ноги спасли меня, иначе долго б
Там я простёртый лежал между страшными грудами трупов
Или б живой изнемог под ударами гибельной меди!»
Грозно взглянув, отвечал собирающий тучи Кронион:
«Будет сидеть и скулить! Душа переметная, смолкни!
Всех ненавистней ты мне из богов, на Олимпе живущих!
Милы тебе только распри, кровавые войны и битвы.
Матери дух у тебя, - необузданный, буйно строптивый, -
Геры, которую сам я с трудом укрощаю словами.
Думаю, ты и теперь пострадал от её же советов.
Дольше, однако, тебя я страдающим видеть не в силах.
Ты от меня происходишь, и мне тебя мать породила,
Если б, зловредный такой, от другого ты бога родился,
Был бы давно под землёй ты, и глубже, чем все Ураниды!»
Тотчас его исцелить он Пэеону дал приказанье.
Боль утоляющим средством осыпавши рану. Пэеон скоро его исцелил…».[85]
Здесь необходимо обратить внимание на то, что бог Арес был ранен. Бог истекал кровью, пусть даже божественной. Арес говорит отцу о том, что, если бы не его быстрые ноги, то лежал бы он «… между страшными грудами трупов. Или б живой изнемог под ударами гибельной меди!»
Следовательно, Арес считает себя смертным. Также и Зевс говорит о том, что если бы Арес не был его сыном, то «был бы давно под землёй» и «… глубже, чем все Ураниды». Если уранидов (титанов) Зевс закопал, то, следовательно, они смертны. А это антропоморфные боги первого поколения. Он закопал бы и Ареса, если бы тот не был его сыном.
Раны Ареса болят, ибо Пэеон (Орфей?) осыпал его рану болеутоляющим средством, чтобы исцелить его.
Необходимо обратить внимание на то, что в тексте «Илиады» говорится не только о сожжении, но и о закапывании. Захоронение в земле присуще срубной, андроновской и абашевской археологическим культурам. См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 3».
Выводы:
1. В текст «Илиады» Гомер включил данные о Первой Троянской войне. В отличие от Второй Троянской войны, в сражениях участвуют непосредственно сами боги в их антропоморфном виде. Предположительно, данные о Первой Троянской войне Гомер получил из двух источников. Один их них отражал веру в антропоморфных богов в виде их тотемов (переходный период от тотемов к антропоморфным богам). Скорее всего, это были какие-то скифские жреческие документы. Второй источник связан с верованиями в антропоморфных богов. Во втором источнике боги показаны в виде людей и никак не связаны с тотемами. Так, возможно, в «Илиаде» Гомера появились два различных пласта, связанные с Первой Троянской войной.
2. В тексте Гомера наряду с сожжением упоминается захоронение в яме. Боги смертны, они могут истекать кровью от ран.
3. Во второй Троянской войне участвовали ахейцы, поселившиеся после Первой Троянской войны у Керченского пролива.
§ 5. Бессмертие антропоморфных богов.
Согласно тексту «Илиады» Гомера, боги ничем не отличаются от простых смертных. Бессмертны они лишь в том смысле, что после смерти «возносятся на небо в виде звёзд, либо созвездий». Об этих верованиях древних ариев можно узнать из сохранившихся древнеиндийских трактатов на санскрите. «Так «Нараяния» называет различные пути достижения бессмертия:
Тогда гость, выслушав его вопрос о долге (дхарме),
Медвяным голосом изрёк ласковое, разумное слово.
Гость сказал:
9. Но ведь и я заблуждаюсь в этом, и у меня здешнему не радуется сердце,
И я не прихожу к решению: слишком много есть врат в святилище неба.
10. Некоторые брамины прославляют Освобожденье, другие — плод жертвы,
Иные
— отшельничество в лесу, настаивают на состоянии домохозяина иные.
11. Те опираются на долг раджи, эти прибегают к плоду самопознанья,
Некоторые опираются на (исполнение) долга (служения) гуру, ещё иные
— на обет молчанья.
12. Иные послушание матери и отцу (считают) путём в небо,
Иные невреждением, иные правдой (надеются достичь) неба.
13. Не оборачивая тыла в битве, иные восходят на третье небо,
Некоторые же совершенствуются в обете сбора колосьев и так вступают на райскую дорогу.
14. Некоторые мудрецы подвизаются в изучении Писания и высшими считают ведические обеты;
Чистые, удовлетворённые, победившие чувства, они достигают неба.
15. Некоторых, причастных предельной праведности, угнетают неправедные люди,
Но праведники, очистясь, обосновываются на небосводе, (как звёзды)».[86]
Иоанн Малала, ссылаясь на египетского жреца и священнокнижника Манефона говорит о том, что «…некогда иные были у пяти планет имена: звезду, нарицаемую Кроновой (Сатурн, авт.), называли «Светящей», звезду Зевесову (Юпитер, авт.) – «Лучезарной», Аресову (Марс, авт.) – «Огнезрачной», Афродитину (Венера, авт.) – «Всепрекраснейшей», Гермиеву (Меркурий, авт.) – «Блистающей».[87]
Таким образом, антропоморфные боги (обожествлённые люди) дали планетам солнечной системы свои имена и стали бессмертны. Действительно, до настоящего времени все вышеуказанные планеты носят имена языческих богов.
Созвездие Большой медведицы названо в честь тотема богини Геры (медведица), созвездие Льва названо в честь тотема Геракла (лев), созвездие Жирафа названо в честь тотема Персея (жираф) и др. Вот что пишет о знаках зодиака Мефодий:
«Помещение знаков зодиака в число звёзд объясняют мифическими причинами, говоря, например, что Овен – тот самый, который перевёз Геллу, дочь Афаманта, и Фрикса к Скифам».[88] Здесь необходимо обратить внимание на слова Мефодия о том, что Фрикс прибыл к скифам.
Вывод.
Бессмертие богов заключается в том, что пока будет существовать население Земли, богов будут помнить, так как все планеты солнечной системы и зодиакальные созвездия, связанные с летоисчислением, носят их имена, либо имена их тотемов.
§ 6. Территории Фригии и Мизии Гомера.
Согласно древнегреческим мифам Троя была построена на территории Фригии.
Территория, называемая Фригией, в середине II тыс. до н. э. не находилась на территории Передней Азии. Для доказательства рассмотрим схолии к Ахиллеиде Стация, 397. «Между тем мстительница заслуженныя. Возникновение Троянской войны так передаёт история: когда Иракл (Геракл, авт.) отправился в страну Колхов, потеряв Ила, он прибыл на корабле в Трою, пройдя Мисию».[89]
В схолии говорится о походе Ясона за золотым руном, а Медея названа заслуженной мстительницей. В море корабли Геракла (Иракл – один из русских вариантов имени) отделились от флотилии Ясона. В то время как аргонавты двигались вблизи восточного побережья Чёрного моря, Геракл, по всей видимости, плыл по западному побережью, т. к. в схолии говорится о том, что он проплыл Мисию (предположительно, черноморское побережье нынешней Румынии, авт.). А так как Мисия находилась на Дунае (см. ниже), то первоначальная Троя (Троя Гомера) должна была находиться севернее.
Филосторгий, в двенадцатой книге пишет: «Леонтий, епископ Триполя Лидийского был родом из мисийцев, живущих у Истра, которых Омир (Гомер, авт.) называет бойцами рукопашными».[90]
Т. о. у Филосторгия мисийцы живут у Истра. Это как раз те мисийцы – рукопашные бойцы, которые участвуют в троянской войне, описанной Гомером. А Мисия (Мизия) – территория у Истра (Дуная), которую проплывал Геракл, направляясь в Трою. Таким образом, Троя, о которой повествует Гомер, в середине II тыс. до н. э. находилась на европейской территории. Для того чтобы доплыть до неё, Гераклу необходимо было проплыть Мисию.
Древнеримский автор Клавдий Клавзиан в «Панегирике на четвёртое консульство Августа» при описании территорий, завоёванных императором, называет Мизию: «…Когда все берега Данувия изрыгали битвы, когда огромная Мизия подавлялась Гетскими повозками, а светловолосые отряды покрывали Бистонские равнины…».[91] При этом Мизия упоминается вслед за Дунаем, следовательно, это европейская Мизия.
Необходимо отметить отсутствие чётких правил написания названия территории. В трудах древних авторов она названа: Мисией, Мизией, Мезией.
Древнеримский автор Фест в кратком очерке истории римского народа пишет: «Лукулль занял лежавшие выше Понта города: Аполлонию, Калаф, Парфенополь, Том, Истр; доходя до Дуная, он показал скифам римское оружие. Таким образом, к власти республики были приобщены шесть фракийских провинций: Фракия, Гемимонт, Мезия, нижняя Скифия, Родопа, Европа…».[92]
Здесь Мезия названа фракийской провинцией и упоминается наряду с нижней Скифией на Дунае и Европой на Днестре.
Древнеримский автор Флавий Вегетий Ренат в кратком очерке о военных делах сообщает о том, что: «…дакийцы, мезийцы и фракийцы утверждают, будто у них родился сам Марс…».[93]
В тексте мезийцы названы рядом с фракийцами и дакийцами, следовательно, это не азиатский народ.
В списке Полемия Сильвия «Имена Всех провинций» названы имена фракийских провинций: «…Во Фракиях 6: …3. Нижняя Мезия, 4. Нижняя Скифия…».[94]
Полемий Сильвий относит Мезию к фракийским провинциям.
Названия фракийских провинций зафиксированы также в историческом источнике - Веронском кодексе VI – VII вв: «… Фракийская диёцеза имеет числом провинций: Европа, Родопа, Фракия, Эмимонт, Скифия, Нижняя Мезия». Латышев В.В. пишет, что Веронский кодекс представляет собой ценный исторический источник, как это показали исследования Момзена в Abh. d. Berl. Akad. 1862.[95]
Здесь говорится о Нижней Мезии, как о фракийской провинции, наряду с Европой и Скифией.
Официальный список гражданских и военных чинов Римской империи, составленный около 410 года гласит: «…В распоряжении именитого мужа, наместника области Фракийской находятся нижеперечисленные провинции: Европа, Фракия, Эмимона, Родопа, Мизия вторая, Скифия».[96]
Здесь также Мизия вторая названа наряду с Европой, Фракией и Скифией.
Афинянин Дексипп пишет о том, что во времена римских завоеваний скифы перешли Истр (Дунай, авт.) и победили мисийцев: «Скифы, называемые Готфами, большою массою переправились при Декии через реку Истр, подвергая опустошению подвластную Римлянам страну; они победили Мисийцев, бежавших в Никополь».[97]
Таким образом, берег Мизии находился на европейской территории. Дексипп в тексте называет готов скифами.
Элий Спартиан Адриан, писатель истории августов: «Затем, услышав о восстании Сарматов и Роксоланов, он (Адриан, авт.) отправился в Мезию, выслав наперёд войска».[98]
Определим местонахождение территории, на которую прибыл корабль Арго по латинским источникам. Руфий Фест Авиен в «Описании Земного Круга» пишет: «…ибо там открывает свои устья Киммерийский Боспор; кругом и выше него живёт суровое племя Киммерийцев. Здесь Тавр поднимается крутыми хребтами, подпирает вершиною небо и широко выдвигает свою голову в высокие звёзды. Сюда некогда прибыл, на удивление морю, фессалийский корабль Арго, и морские воды изумились плывущей по ним ладье».[99]
В тексте упоминается Киммерийский Боспор (Керченский пролив) и Тавр (Крым). Именно сюда прибыл корабль Арго.
Аммиан Марцеллин, описывая побережье Скифии, называет оконечность Крыма (Тавр) Бараньим Лбом: «Таврический мыс Бараний лоб».[100] Бараний Лоб – топоним территории, связанный с Фриксом (баран).
Исихий Александрийский называет территорию Фригии (на которой была построена Троя и происходили две Троянские войны, авт.) территорией колхов и связывает её с появлением Фрикса на земле Причерноморья:
«Не богинь человека, как Афамант. Фрикс (Фригс, при парных согласных «т» и «д» авт.) же благополучно прибывает на баране в землю Колхов; здесь он приносит в жертву Арею или Ермию барана, который по воле богов сделался златорунным, и, поселившись тут, оставил своё имя этой местности, потому что от него получила название Фригия».[101]
Имя «Фрикс, Фригс» в тексте, предположительно, описательное и означает только то, что юноша прибыл в хлебную страну, ибо «рига» - это хранилище зерна. «Ф» – предлог «в». Предположительный смысл слова: «В риги я» – Фригия. Рига находилась в древности на побережье Чёрного моря. В тексте чётко говорится о том, что Фрикс прибывает к колхам (Черноморское побережье), а местность, в которую он прибыл, была названа его именем.
Название племени «колхи», предположительно, произошло от имени Коло (Колоксаиса) – внука Зевса. Согласно Геродоту, Коло родился на территории Днепра (Украина). См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 1». По Геродоту, матерью Коло была дочь (жрица, авт.) реки Борисфен (Днепр), отцом - Геракл. Дедом Коло был Зевс.[102]
Необходимо заметить, что в вышеуказанных текстах даётся уточнение места, в которое прибыл Фригс. Читая Аполлония Родосского и Иосифа Флакка, невозможно определить пункт конечного прибытия корабля «Арго» (территории Фригии). При этом ими довольно подробно описан весь маршрут движения корабля. Конечный же пункт назван самым крайним углом Понта (Чёрного моря). Трудно сказать, почему историки, изучая вышеназванные тексты, решили, что самым крайним углом Понта была река Риони. Так как в современной исторической науке никем не было доказано местонахождение территории, на которую прибыл Арго, то необходимо придерживаться мнения древних авторов Руфия Феста Авиена и Иссихия Александрийского. Из их текстов следует:
1. «Арго» прибыл на ту же территорию, что и Фрикс (Фригс).
2. Эта территория, согласно вышеуказанным источникам, находилась вблизи Крыма (Тавр) и Керченского пролива (Босфор Киммерийский).
3. Территория, согласно Исихию Александрийскому, была названа по имени Фрикса (Фригса) Фригией.
Согласно вышеназванным источникам, земли, на которых была построена первоначальная Троя, были Причерноморскими землями, а не землями Передней Азии. Тогда Троя Шлимана, изображённая на исторических картах, не является Троей Гомера. Это, предположительно, Троя, которую по приказу оракула построил после Второй Троянской войны Орест, сын Агамемнона.[103]
На территорию Передней Азии, по всей видимости, при строительстве городов Орестом была переселена и часть населения европейской Фригии и Мизии.
В схолиях Монтепессулана к Лукиану сказано: «…И те также приходят, которые живут в той стороне, где Фасид Колхов…
…Фасид – река – Богатейшая принимаем или вследствие благоденствия, или вследствие золотого руна барана, которое обретённое у Колхов, было посвящено Фриксом в храме Марса. Рассекает же Фасид, т. е. задевает и проходит мимо. Фасид – река Индов (синдов, авт.)».
Синды локализуются современной археологической наукой на территории, близкой к Керченскому проливу. Рассмотрим слово «синды» с помощью деления на слоги по методу автора:
«с» - предлог «с»;
«ин» - иные без окончания;
«ды» - при парных согласных «т» и «д» - ты.
Предположительный смысл слова: «С иными ты».
Предположительный смысл слова инды: «Иной ты». Слово говорит о едином названии с Индией, а также о том, что название «Инды» дали народам арийцы (арийцами племена назвали себя сами), расселившиеся на восток до Индии и на запад: в данном случае до Причерноморья.
Юлий Гонорий в «Описании мира» называет города: «Какие города имеет в своих областях Северный океан…город Синда Таврическая». Затем перечисляются реки: «Танаид, Борисфен, река Меоты, река Темис, река Фасид …Река Фасид берёт начало в равнине под горою Кавказом, изливается в Понтийское море; течёт 805 миль …Какие суть племена Северного океана: племя Скифы, (племя) Борисфен, племя Керкеты,племя Иниохи, племя Колхи, племя Фасид…».[104]
По всей видимости, река Фасид берёт начало в Предкавказье, если племена, живущие на реке, автор относит к племенам Северного океана.
Подтверждение находим у Амвросия в его «Шестидневе». День второй: «…также Фасид, изливающийся с северной стороны из Кавказских гор, со многими другими, низвергается в Евксинское море».[105]
Драконтий в своей «Медее» V.v.156 – 289 называет девушку жрицей Дианы: «…где Медея, в качестве жрицы Дианы, готовилась уже принести Ясона в жертву богине…».[106] Храм Дианы, где приносились в жертву иностранцы, находился в Тавриде.
Необходимо также обратить внимание на местность, где Медея произносила свои заклинания. Драконтий. «Заклинания Медеи» V.v. 391-430: «…Затем, направившись в уединении на поле, где тысяча гробниц…».[107]
Тысячи гробниц на поле, по всей видимости, означают курганы. Их в южных степях России и Украины действительно тысячи.
Общие выводы:
1. Самые ранние тексты, включённые Гомером в «Илиаду», по всей вероятности, взяты из скифских жреческих документов, так как они описывают войну, используя тотемных животных (переходный период от тотемов к антропоморфным богам). Имена богов не называются, а называются только их тотемы.
2. Борьба между богами в «Илиаде» показана как борьба тотемов. Отсюда идёт так называемый скифский звериный стиль. Этот особенный стиль присущ нашим территориям. При этом последующие - антропоморфные верования, сложившиеся на наших территориях, были перенесены на территорию Балкан, а затем и в Грецию, древними ариями. См. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Части 5 и 6».
3. О том, что боги первого и второго поколения связаны с нашими территориями, говорят их имена.
4. Доказательством того, что расселение древних ариев на Балканы и в Грецию произошло позднее, чем их расселение на территорию русской равнины, являются данные ДНК-генеалогии. Данные Клёсова А.А. приведены в статье «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 5».
5. Археологические находки на наших территориях, по всей видимости, воспроизводят текст «Илиады» Гомера, в котором антропоморфные боги представляются в виде тотемных животных. Велика вероятность того, что изображённые на археологических артефактах битвы зверей отражают Троянские события. Это может говорить о том, что Причерноморье являлось частью троянских территорий.
6. Фригия, которая была названа в честь Фрикса (Фригса), находилась на территории колхов. Колхи же проживали в Причерноморье. Название племени, предположительно, произошло от имени Коло (сына Геракла). Таким образом, первоначальная Фригия, троянская земля, находилась в середине II тыс. до н. э. в Причерноморье, а не в Передней Азии.
7. Троя Шлимана, которая изображена на исторических картах, была построена, предположительно, после Второй Троянской войны сыном Агамемнона Орестом по совету оракула. Спорным является отождествление реки Фасиса с Риони. Никаких доказательств на этот счёт в науке не существует.
8. Флот Геракла, отделившись от кораблей Ясона (аргонавты), проплыл европейскую Мизию, т.е. двигался по западному побережью Чёрного моря. Проплыв европейскую Мизию, Геракл попадает в Трою. Таким образом, первоначальная Троя, которую завоевал Геракл в середине II тыс. до н. э. находилась, предположительно, не в Передней Азии, а на территории Причерноморья. Эта территория, согласно древним источникам, находилась вблизи Крыма и Керченского пролива. Более точное её местонахождение ещё предстоит выяснить.
Литература.

[1]Гиленсон Б.А. История античной литературы. Кн.1. Древняя Греция. Наука. 2002. С.110.
[2]Там же. С.110.
[3]Там же. С. 110.
[4]Там же. С. 110 – 115.
[5]Там же С. 110 -115.
[6]Гуревич А.Я. Время как проблема истории культуры.//ВФ. 1969. №3. С.107.
[7]Немировский А.И. Мифы древней Эллады. М., 1992. С. 184-186.
[8] Немировский А.И. Мифы древней Эллады. М., 1992. С. 51-52.
[9]Рене Менар. Мифы в искусстве старом и новом. М., 1993. С. 136.Репринтное издание. С-Петербург. Типография А.С. Суворина 1899.
[10]Там же. С.102.
[11]Там же. С.180.
[12]Рене Менар. Мифы в искусстве старом и новом. М., 1993. С. 152.Репринтное издание. С-Петербург. Типография А.С. Суворина 1899.
[13] Немировский А.И. Мифы древней Эллады. М., 1992. С.50.
[14]Гомер. «Илиада». Песнь третья. Клятвы. Обозрение ахейского войска со стены. Единоборство Париса и Менелая. Стихи 20 – 30. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.46.
[15]Кун Н.А. легенды и мифы древней Греции Симферополь., 1998. С.156.
[16]Гомер. «Илиада». Песнь седьмая. Единоборство Гектора и Аякса. Погребение мёртвых. Стихи 255 – 260. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.76.
[17]Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи155 – 165. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.82.
[18]Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи 428 – 430. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.83.
[19]Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи 487 – 490. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.84.
[20]Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стихи 823 – 830. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.87.
[21]А.И. Немировский. Мифы древней Эллады.М., 1992. С.129.
[22]Гомер. «Илиада». Песнь восемнадцатая. Изготовление оружия. Стихи 161 – 165. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.92.
[23]Гомер. «Илиада». Песнь восемнадцатая. Изготовление оружия. Стихи 318 – 325. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.95.
[24]Гомер. «Илиада». Песнь двадцатая. Битва богов. Стихи 164 – 175. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.110.
[25]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 252 – 253. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С. 117.
[26]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать вторая. Убийство Гектора. Стихи140 – 142. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С. 128.
[27]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать вторая. Убийство Гектора. Стихи 189 – 192. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.129.
[28]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать вторая. Убийство Гектора. Стихи 308 -310. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.131.
[29]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать четвёртая. Выкуп Гектора. Стихи 41 – 43. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.137.
[30]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать четвёртая. Выкуп Гектора. Стихи 315 – 320. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.143.
[31]Брашинский И.Б. Сокровища скифских царей. Поиски и находки. М.,1967. С. 34.
[32]Там же. С. 35-41.
[33]Брашинский. Сокровища скифских царей. Поиски и находки. М.,1967. С.42.
[34]Брашинский. Сокровища скифских царей. Поиски и находки. М.,1967. С. 47.
[35]Геродот. История. IV, 134. Перевод Стратановского Г.А. М., 2002. С.278.
[36]Творогов О. В. Троянские сказания. Л., 1972. С.14-25.
[37]Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. В.В. Латышев. Т. II. Латинские писатели. Вып. 1. Санктпетербург. Типография Императорской Академии Наук. 1904. С.209.
[38]М.И. Артамонов. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа.// Прага-Л., 1966. С.46-53.
[39]Геродот. История. IV, 59. Перевод Стратановского Г.А. М., 2002. С. 253.
[40]А.И. Немировский. Мифы древней Эллады.М., 1992. С. 70 – 72.
[41]Диодор Сицилийский. II, 43, 1 – 4.
[42]Там же.
[43]Брашинский И.Б. Сокровища скифских царей. Поиски и находки. М.,1967. С. 35-41.
[44]Рене Менар. Мифы в искусстве старом и новом. М., 1993. С.195. Репринтное издание. С-Петербург. Типография А.С. Суворина 1899.
[45]Брашинский И.Б. В поисках скифских сокровищ. Л., 1979. С.62.
[46]Там же. С.62.
[47]Брашинский. Сокровища скифских царей. Поиски и находки. М.,1967. С. 66.
[48]Там же. С. 72-74.
[49]Еврипид. Трагедии. Орест и Пилад, 580 – 640. Т.II. М., 1980. С.433-434.
[50]Схолии к Овидию. Ad. V. 384. В переводе Латышева В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Вып. 1-й. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1904. С.107 – 108.
[51]Брашинский И.Б. В поисках скифских сокровищ. Л., 1979. С. 75.
[52]Там же. С.77.
[53]Там же. С.77.
[54]Там же. С.78.
[55]Там же. С.78.
[56]Гомер. «Илиада». Песнь двадцатая. Битва богов. Стихи 156-170. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.110.
[57]Брашинский И. Б. Сокровища скифских царей. Поиски и находки. М.,1967. С.74-83.
[58]Гомер. «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия. Стих 485. Перевод Вересаева В.В. М.,1987. С. 84.
[59]М.И. Артамонов. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа.// Прага-Л., 1966. С.42-46.
[60] Там же. С.42-46.
[61]Там же. С.17-18
[62]Там же. С.17-18.
[63]Там же. С.18-22.
[64]Там же. С.18-22.
[65]Там же. С.18-22.
[66]Там же С. 18-22.
[67]Там же. С.18-22.
[68]Там же С. 18-22.
[69]Брашинский И. Б. В поисках скифских сокровищ. Л., 1979. С. 134.
[70]Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа.// Прага-Л., 1966. С.30.
[71] Там же. С.30.
[72]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Вып. 2-й. Санктпетербургская типография Императорской Академии Наук. 1906 г. С. 436.
[73]Там же. С. 355.
[74]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Вып. 1-й. Санктпетербургская типография Императорской Академии Наук. 1904 г. С. 174.
[75]Мирча Элиаде. История веры и религиозых идей. Т. I. Глава X. §85. Пер. Н.Н. Кулаковой, В.Р. Рокитянского, Ю.Н. Стефанова. М., 2002.
[76]Гомер. «Илиада». Песнь двадцатая. Битва богов. Стихи 65-70. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.109.
[77]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 385-390. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.120.
[78]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 435-545. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С. 121-123.
[79]Гомер. «Илиада». Песнь седьмая. Единоборство Гектора и Аякса. Погребение мёртвых. Стих 290. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.77.
[80]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Вып. 2-й. Санктпетербургская типография Императорской Академии Наук. 1906 г. С. 325.
[81]Там же. С.437.
[82]Там же. С.356.
[83]Гомер. «Илиада». Песнь двадцать первая. Битва у реки. Стихи 391- 426. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С. 120 – 121.
[84] Немировский А.И. Мифы древней Эллады. М., 1992. С.190.
[85]Гомер. «Илиада». Песнь пятая. Подвиги Диомеда. Стихи 855 – 899. Перевод Вересаева В.В. М., 1987. С.64 – 65.
[86]Махабхарата. Выпуск V. Книга 2. Нараяния. Кн. 12, гл. 356 шлоки 13784—13799. Ашхабад. 1984. С. 119.
[87]От берегов Босфора до берегов Евфрата. Антология ближневосточной литературы I тыс. н. э. М.,1994. С. 230.
[88]Латышев. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1890 г. С.648.
[89]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Выпуск 1-й. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1904 г. С.225.
[90]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1890 г. С.743.
[91]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Выпуск 2-й. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1906 г. С.380.
[92]Там же. С. 325.
[93]Там же. С. 392.
[94]Там же. С.416.
[95]Там же. С.447.
[96]Там же. С.449.
[97]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Выпуск 3-й. Греческие писатели. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1900 г. С. 651.
[98]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Выпуск 2-й. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1906 г. С.393.
[99]Там же. С. 356-357.
[100]Там же. С. 326.
[101]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1890 г. С. 865.
[102]Геродот. История. IV,5. Перевод Стратановского Г.А. М., 2002. С.236.
[103]Немировский А.И. Мифы древней Эллады. М., 1992. С.279.
[104]Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. Выпуск 2-й. Санкт-петербургская типография Императорской Академии Наук. 1906 г. С.442-443.
[105]Там же. С.348.
[106]Там же. С. 429.
[107]Там же. С.429.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Постоянные читатели