воскресенье, 24 июля 2011 г.

Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 3

 
Введение.
До появления серьёзной археологической науки в России этногенез славян рассматривался с точки зрения летописных источников. В основном вопрос сводился к возникновению государственности на Руси. П.В.Л. дает два варианта возникновения государственности, поэтому со времен Ломоносова М.В. шла борьба между приверженцами норманнской теории и их противниками.

Однако даже после возникновения и развития археологии как науки, вопрос этногенеза славян не решен. Отчасти оттого, что не существует целенаправленного изучения данного вопроса.
По моему мнению (на данном этапе работы) этногенез славян уходит своими корнями в более глубокое прошлое, чем I тыс. нашей эры. Предположительно, праславянство сложилось, как минимум, в середине II тыс. до нашей эры из двух этнически близких общностей: срубных археологических племен и так называемых киммерийцев. С той оговоркой, что срубные археологические племена и киммерийцы не были полностью однородны. Они, в свою очередь, также состояли из этнически близких общностей. В данной статье рассматривается восточная ветвь племен. Племена так называемых киммерийцев в данной работе не рассматриваются. При этом данные, приводимые в статье – только вехи, попытка найти наших предков по обряду захоронения. Несомненно, что нужна более глубокая проработка данного вопроса.
Известно, что в процессе исторического развития племен, наций, народностей меньше всего изменений претерпевают захоронения. Обряд захоронения русских людей включает в себя: копание ямы, установку в яму деревянного гроба с покойником и насыпание холма над могилой. Истоки обряда просматриваются в захоронениях ямной археологической культуры, срубной археологической культуры и скифской археологической культуры. Данные о скифских захоронениях взяты из труда Геродота «История», книга IV, «Мельпомена». Расселение ямных археологических племен с территории Н. Поволжья по разным данным произошло в IVтыс. до н. э., либо ранее. «Исчезновение» скифских археологических племен историки относят к III веку н. э. Таким образом, на наших территориях многие тысячелетия существовал обряд захоронения в яме, который используется при захоронении русских людей. Обряд сожжения, предположительно, существовал у киммерийцев. По всей видимости, существовали некоторые различия в верованиях срубной археологической культуры и киммерийцев, и, как следствие этого, различия в захоронениях. Однако вера в бессмертную душу, которая после смерти человека живёт в Раю, была как у первых, так и у вторых. Отличен лишь способ попадания в Рай (см. ниже мнение Городцова В.А. по данному вопросу). Обряд сожжения долгое время сохранялся на наших территориях наряду с трупоположением. О нём упоминает Нестор, описывая нравы радимичей, вятичей и северян: «И если кто умирал, то устраивали по нём тризну, а затем делали большую колоду и возлагали на эту колоду мертвеца и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах по дорогам…».[1] Любопытные сведения о кремации у волжских славян оставил нам арабский путешественник и посол X века Ибн. Фадлан.[2] В настоящее время обряд кремации используется русскими в исключительных случаях.
Россия (Воронежский район, Костёнки), согласно новейшим данным археологии, является единственным древнейшим на сегодняшний день местом существования неоантропа на территории Земли. Время существования неоантропа на территории Костёнок – 41- 42 тыс. лет до н. э. Археологические раскопки ведут три экспедиции, а именно: Костёнковско – Борщевская археологическая, руководителем которой является Аникович М. В.; Костенковская палеолитическая (руководитель – Андрей Синицын) и Борщевский палеолитический отряд (руководитель – Сергей Лисицын), большую роль в исследованиях играет Государственный археологический музей-заповедник «Костёнки» (директор Виктор Попов). Исследования ученых доказывают, что в то время, когда на остальных территориях Земли более 40 тыс. лет назад проживал неандерталец, неоантроп Костёнок уже знал «шлифовку, полировку и сверление камня,… создавал древнейшие в Европе украшения и даже произведения искусства».[3] Несомненно, истоки ямных, срубных и скифских археологических племен необходимо искать в Костёнках. Наши дальние предки помнили об этом, называя территорию Подонья «Аз» - первоначало, а жителей – «азами, или асами», подчеркивая тем самым их изначальность. Возможно, что слово (слог) «аз» существовало с момента возникновения языка и передавалось из поколения в поколение. В настоящее время оно осталось в названии города «Азов» на нижнем Дону. Рассмотрим слово «Азов», применяя метод деления слов на слоги.
Разделим слово на слоги, получим: «Аз» - первоначало, «зов» - зов. Фактически слово означает: «Зов предков».
Рассматривая слова, означающие название нашей Родины, можно отметить их глубочайшую древность. Слово Россия (фон. Расия), предположительно, состоит из слов-слогов: «Ра» - древнейшее название р. Волги;
«ас, аз» - первоначало, Подонье;
«си я» - это есть я.
Полный предположительный смысл слова: «Волга и Дон – это и есть я».
Рассмотрим другое звучание слова – «Расея». Разделим слово на слоги, получим:
«Ра» - древнейшее название р. Волги;
«ас, аз» - первоначало, Подонье;
«сея» - сеять свое семя, пускать корни при рассеивании, расселении.
Предположительный смысл слова: « Волга и Дон расселялись».
Единственно, что вызывает сомнение, так это то, что слог-слово «Ра» в словах Россия и Расея стоит на первом месте, а «аз» - на втором. Возможно, что подобные костёнковским захоронения будут найдены археологами и на Волге. Но возможно, что слова появились не ранее расселения срубных археологических племен с территории Поволжья. Расселение шло по территории Подонья, поэтому «Ра» - первоначальная территория, «аз» - территория последующего расселения.
Таким образом, даже название нашей страны говорит о заселении её с территорий Поволжья и Подонья.
Подтверждает расселение срубных археологических племен на территорию Подонья название русского православного праздника поминовения усопших - «Радоница». Праздник, предположительно, перешел из язычества в христианство. Разделим слово на слоги:
«Ра» - древнейшее название р. Волги;
«Дон» - р. Дон;
«ниц» - пасть ниц. «Ниц» - нар., о человеке – лицом к земле, затылком кверху».[4]
Предположительный полный смысл слова: «Дон пал ниц пред Волгой». Вероятно, расселение не было мирным, а погибших в битве поминают до сих пор. При всем при этом, ни о какой битве между Волгой и Доном русская история не помнит.
Глава I. Захоронения ямных археологических племен.
§1. Яма.
Рассмотрим современный обряд погребения русских. Прежде всего, русские выкапывают для покойника яму. Причем, с неизменным усердием копают ее даже в сорокоградусные морозы в мерзлом грунте. Если русского человека хоронят в горной местности, яму выдалбливают в скальных породах. Самые поздние ямные захоронения наблюдаются во время Великой Отечественной войны, когда не было возможности сколотить гроб. Братские могилы часто представляют собой ямные захоронения.
Обратимся к археологии: «Ямная (древнеямная) культура – культура степей Приуралья, Поволжья и Причерноморья».[5] Истоки ямной археологической культуры археологи находят в Н.Поволжье. Волга для русского человека – матушка, мать родная. Волга – русская река.
Обратимся к классическим трудам известного русского археолога Городцова В.А., который исследовал три типа захоронений, известные на нашей территории: «Ямные погребения относятся к наиболее древним. Формы ям разнообразны: встречаются продолговатые, щитовидные, круглые, но преобладают четырехугольные с округлыми углами. … Из 60 ям 40 были покрыты бревенчатыми накатниками. Весьма возможно, что и остальные ямы имели подобные же перекрытия, от которых могло не сохраниться никаких следов. Накатник, обыкновенно, состоял из толстых (вершков 5 - 8) и длинных (аршин 5) бревен, иногда расколотых вдоль на половины и уложенных рядом вдоль, или поперек ямы. Площади, покрытые бревнами, имели форму четырехугольную и только в одном случае…эллиптическую. Бревна чаще всего оказывались дубовыми и обугленными».[6] Городцов отмечает обработку концов бревен каменными орудиями и считает эти погребения ранними: «Видимо, в более ранних погребениях наблюдается крайне неровные обрубы концов бревен, как бы обгрызенными и скошенными на конце. Все это указывает на обработку дерева весьма несовершенными, скорее всего каменными орудиями, каковые и были найдены при костяках одной из этих ям. Между тем, в погребении Гострой могилы, в окрестностях Великой Камышевахи, где при костяках также найден кремниевый осколок, дубовые бревна накатника, толщиною в 8 – 9 вершков, оказались так чисто и гладко обрезанными, как можно обрезать, если не металлической пилою, то весьма острыми металлическими топорами, но ни в коем случае не каменными орудиями. Бревна накатника чаще всего укладывались прямо на землю, но в исключительных случаях на особые, бревенчатые подкладки, положенные под их концы ( Ковалевка к.5 п. 1, 2, 3). Сверху бревенчатый накатник иногда покрывался камышом (Каменка, Анновское поле к.7, п. 5 -9, Шпаковка к.11, п.2, Великая Камышеваха, Гостра могила п.3).
Дно ям, прежде положения в них покойников, в некоторых случаях посыпалось углем, известью и краскою.
В трех ямах (Ковалевка к.12, п.4, Шпаковка к.2, п.4 и вся Камышеваха, Изюмский тракт К.1, п.1) дно сплошь покрывалось мелкими углями сожженного хвороста или камыша, а также остатками костра и просто насыпанными углями…
…Трудно сомневаться в том, что уголь имел в данных случаях, чисто ритуальное значение, смысл которого нетрудно понять: уголь – результат огня; этим огнем очищалось жилище покойника, а, следовательно, существовала вера в чистилищную силу его…».[7] Эти погребения Городцов В.А. относит к глубокой древности.
В то же время «Употребление в других, современных им донецких погребениях больших костров, захватывающих только часть дна ямы, указывает на то, что уже тогда человек пришел к заключению о возможности символизации полной натуры огня как целого, только частью его; откуда становится вполне естественным переход к простому окуриванию огнем, посыпанию ямы холодными углями и золою, что и подтверждается выше отмеченным фактом.
При дальнейшей эволюции символизации огня, возможно ожидать перемещение холодных продуктов горения на труп самого покойника и даже полную замену их другими веществами, связанными с первыми случайными признаками, схожими только при известном угле зрения на них. Действительно, так оно и было. В одном Селимовском погребении (к.2, п.4) зола и уголь лежали сверх костяка, и наряду с ними оказалась красная краска.
Посыпка дна могильника известью наблюдалась в 15 погребениях. Известь располагалась в ямах совершенно также как и уголь, ею покрывалось или все дно, или часть его, представлявшая ложе, или только изголовье покойника (Шпаковка к.5, п. 3-6 и к.6, п.2-4). В ритуальном значении извести, также как и огня, невозможно сомневаться.
Смысл употребления ее в расположение на местах продуктов горения чистилищного огня: известь, очевидно, представляла такой же символ, как зола и уголь, положенная в холодном виде. Поводом сближения извести с огнем мог послужить ее белый цвет, удобно символизирующий чистоту и далее очищение».[8] «Многочисленные факты убеждают, что таким же значением пользовались красные краски, сближенные с огнем, очевидно по красному цвету, напоминающему красный цвет огня. Может быть, благодаря более наглядному сходству ее символизирующим огнем, она получила гораздо большее распространение в погребальном обряде, чем известь.
Краски встречены в 34 ямах. В двух из них (Каменка к.1, п.2, 3 и Шпаковка к.8, п.3) красками было посыпано сплошь; во всех же прочих – частично и преимущественно под черепом и ступнями ног. Нередко красками посыпали покойника сверху и также, то сплошь Каменка, Анновское поле к.7, п. 5 – 8; Малая Камышеваха к.5, п.3-4 и Шпаковка к.8, п.3), то частично. В последних случаях красками обыкновенно посыпались головы покойников, живот (таз), кисти рук и ступни ног…
Профилактическое значение красок в погребениях – несомненно; доказательством же символизации ею огня является совершенно аналогичное употребление и размещение ее с продуктами горения угля – золой и углем».[9]. При обзоре катакомбных погребений Городцов В.А. отмечает наличие красной краски «даже в жаровнях» и считает, что она заменяла «в них горячие угли, которые обычно вносились при помощи жаровен в могилу»… «Существование такого факта в состоянии убедить в верности приводимого взгляда», - пишет Городцов В.А.[10]
Выводы:
1.Изучая самые ранние ямные захоронения, Городцов В.А. отмечает наличие остатков костра (зола, угли) на всей территории ямы. В последующем остатки костра наблюдаются Городцовым В.А. не на всей территории ямы, а только на ее части.
2.В более поздних ямных захоронениях появляется красная краска и известь совместно с продуктами горения. Городцов В.А. считает, что красная краска и известь имитируют огонь. При этом им отмечается тот факт, что продукты очищения переходят со дна ямы на костяк. Никаких выводов о сожжении костяков на наших южных территориях Городцов В.А. не делает. Между тем сама его работа говорит о том, что ямным захоронениям предшествовало сожжение. Об этом же говорят и его размышления о вере людей в чистилищную силу огня: « Сожжение трупов покойников во все времена и у всех народов одинаково основывалось на представлении, что душа живет за пределом смерти и ей хочется скорее освободиться или очиститься от разлагающего, смрадного, нечистого тела, и этому лучше всего помогает огонь».[11]
3.Таким образом, ямным захоронениям на нашей территории могло предшествовать сожжение, которое долгое время продолжало существовать наряду с трупоположением. Наличие свечей в православном обряде, пожалуй, последнее, что осталось от огня, которым в древности сжигали покойника. На нашей территории возобладало ямное захоронение, что и наблюдается в современных русских захоронениях.
§ 2. Ориентировка костяков.
Рассмотрим ориентировку умерших русских по странам света в православном обряде погребения: «Омытое и облаченное тело полагают на приготовленном столе лицом вверх, к востоку». «Когда тело умершего приносят в церковь, его поставляют посреди храма с лицом открытым и обращенным к востоку».[12] В последующем применяется восточная ориентировка и в самой яме. Необходимо отметить, что такое направление положения умершего наблюдается не только в захоронениях православных русских, но и тех, кто не верит в бога.
Обратимся к ямным захоронениям по Городцову В.А.: «ориентировка по странам света, в ямных погребениях, заслуживает особенного внимания: она отличается большой устойчивостью и может быть принята за объединяющий всю группу признак».[13] Здесь же Городцов В.А. приводит диаграмму, согласно которой, все костяки ямной археологической культуры ориентированы на В – СВ. Никаких других ориентаций по странам света у ямных археологических племен он не наблюдает.
Гипотеза.
Предположительно, восточная ориентировка связана с расселением ямных археологических племен и ориентацией костяков на территорию их первоначального проживания – Поволжья, где, по мнению древних, находился Рай (Ирий, Вырий). Следовательно, восточная ориентировка может быть связана с языческими верованиями, согласно которым душа умершего после смерти возвращается в Рай.
§ 3. Курган.
Следующее сходство ямных археологических погребений и русских захоронений – насыпание надмогильного холма. Это отмечается в православном обряде погребения: «Из глубокой древности ведется обычай отмечать место погребения устройством над ним холма»… [14] Обратимся к археологии: «В степях высятся тысячи курганов. Самые древние из них – курганы ямной культуры. Эту культуру называют еще культурой курганов. … Из-за обычая хоронить в ямах под курганом и произошло название культуры».[15] В настоящее время русские насыпают небольшой холм над могилой. Однако П.В.Л. доносит до нас сведения о том, что в год 6453 (945) княгиня Ольга, после смерти своего мужа князя Игоря, «…повелела людям своим насыпать высокий холм могильный и, когда насыпали, приказала совершить тризну».[16] Следовательно, у древних русичей княжеский холм насыпался высокий.
О курганах упоминает известный русский ученый – этнограф XIX века Терещенко А.: «Великое множество могильных холмов, известных под именем курганов, было видно в восточно – южной России до конца XVIII в. Там отрывали разные металлические вещи, деньги и вооружения, которые были положены вместе с покойниками в том предубеждении, что они пользуются ими на том свете.
… В Новогрудовском лесу нашли на одной могиле надгробный камень с этой надписью:
Тут Иван Семашко лежит,
У ногах черная собака тужит,
У головах фляжка горилки стоит,
У руках острый меч держит
Го! Го! Го!
Щож кому до того!»[17]
Так как раздел книги Терещенко А., из которого взята цитата, называется «Насыпные бугры и курганы», то, видимо, и надгробный камень помещался на бугре, либо кургане, т.е. на большом возвышении. Надпись на камне явно славянская, причем, хоронившие покойного, постарались передать в стихах его характер. Последняя строчка носит философский характер.
§ 4. Антропология.
«М.М. Герасимов, работая над восстановлением облика людей, носителей древнеямной культуры, сделал очень важные выводы в определении этнической принадлежности отдельных племенных групп родового общества степей Н. Поволжья. Восстановив физический облик людей древнеямной культуры М.М. Герасимов констатировал, что они «близки людям срубной культуры Поволжья». Эти важные наблюдения антрополога подтвердили археологические наблюдения погребений около села Скатовки Саратовской области».[18] Археологические наблюдения проводили Крупнов Е.И. и Синицын И.В.
Выводы:
1. Обряд погребения покойника в яме, восточное трупоположение костяка и насыпание холма над могилой ведется на наших территориях со времени появления ямной археологической культуры и по настоящее время. Таким образом, яма, холм и восточное трупоположение у русских - наследие ямных археологических племен.
2. При захоронении умерших ямные археологические племена использовали дерево (накатник).
3. До появления ямных археологических племен на наших территориях, предположительно, существовал обряд сожжения.
Глава II. Захоронения срубных археологических племен.
§ 1. Сруб, яма и курган.
Следующая за ямной археологической культурой на наших южных территориях просматривается срубная археологическая культура.
Срубная археологическая культура ведет свое название от обычая помещать умершего в сруб. Сруб в свою очередь помещается в яму. Сверху насыпается большой холм (курган). Известный археолог Авдусин Д.А. считает представителей срубной археологической культуры потомками ямников: «Территория срубной культуры больше предшествующих культур. Она простиралась от р. Урал до Поднепровья, от Азовского моря до устья Камы. Видимо, племена этой культуры происходили от древнеямных, живших в Среднем и Нижнем Поволжье, где древнеямные памятники имеют некоторое своеобразие».[19]
Русские также выкапывают яму, помещая покойника в деревянную домовину. Гроб – это отёсанный сруб, причем сохраняются те же два венца, что и у срубных археологических племен. Сверху насыпается земляной холм. В свою очередь, деревянная домовина могла появиться только при условии существования дома для живых, ибо захоронения только повторяют все то, чем человек пользовался при жизни.
Рассмотрим появление срубов на нашей территории. Подробно о зарождении срубной археологической культуры в Поволжье пишет известный археолог Кривцова – Гракова О. А., изучая захоронения полтавкинской археологической культуры. Основные типы могил Кривцова – Гракова О.А. рассматривает, привлекая материалы раскопок Рау П.Д. в Заволжье в 20 – е годы прошлого века, Синицына Н.В. на Еруслане в 1951 г. и Смирнова К.Ф. у Иловатки в 1952г. Все погребения археолог делит на три группы.
Первая группа – дальнейшее развитие форм погребения ямного времени.
Вторую группу Кривцова-Гракова О.А. выделяет и обращает на нее особое внимание: «В основном по форме и устройству эти могилы ничем не отличаются от ямной культуры. Весьма существенное отличие, заставившее обособить эти могилы, заключается в том, что в них были вставлены так называемые срубы, сделанные из толстых, хорошо обработанных деревьев. Одно из таких погребений было обнаружено еще П.Д. Рау в 1927 г. (курган Е – 10, Погр.3). … Т.о. рассматриваемое погребение по своему ритуалу сохраняет все традиции давно минувших времен ямной культуры, а вместе с тем свидетельствует о появлении в погребальном обряде новых черт, характерных для ритуала нарождающейся срубной культуры…
Третья группа (выд. авт.) – погребения в катакомбах… Обычай хоронить покойников в катакомбах у населения полтавкинской культуры не привился.
Следует еще раз отметить, что по своему ритуалу полтавкинские погребения являются прямым продолжением ямных. И здесь мы имеем все основания предполагать, что могильные сооружения в той или иной мере повторяли жилища живых…
И действительно, вероятно, в конце полтавкинской культуры в могилах появляются «срубы» из круглых бревен или из плах, позволяющие судить о том, что в строительстве жилых помещений дерево могло применяться для облицовки стен землянок или полуземлянок».[20]
Таким образом, полтавкинская археологическая культура, по мнению Кривцовой-Граковой является переходным звеном между ямной археологической культурой и срубной археологической культурой.
Связь дома для живых с домом для мёртвых подтверждают и русские народные пословицы, записанные Далем В.И.: «Где ни стать ни сесть. Деревянный тулуп. Вотчина в косую сажень. Под дерновое одеяльце. Домок в шесть досок. В холодок, в темный уголок. Под заступ, под лопату». « Дома нет, а домовище (гроб) будет». «Несут гостя до погоста, хозяин новой земляночки». «Избу крой, песни пой, а шесть досок паси!». «Бойся не бойся, а гроб теши!». «Дом строй, а домовину ладь».[21]
Кроме того, срубные археологические племена, также как и ямные археологические племена, насыпали высокий курган над могилой своих усопших.
Основная часть костяков в срубных захоронениях ориентирована на В – СВ, что соответствует ямным археологическим захоронениям (по Городцову В.А.). Однако появляются и костяки, ориентированные на З – СЗ. В количественном отношении они уступают тем захоронениям, которые ориентированы на В – СВ.
Гипотеза.
Срубники, расселялись на З – СЗ от тех территорий, которые они считали негласной границей. Всех, кто умирал за пределами наших территорий, первоначально везли хоронить на родную землю, в том числе потомство, рожденное на чужбине. Потомство, рожденное на З – СЗ от наших территорий ориентировалось на территорию своего рождения. Городцов В.А. описывает захоронение, в котором взрослые ориентированы на В – СВ, а ребенок на З – СЗ.[22] При этом приграничные районы проживания наших предков могли отодвигаться к западу по мере их расселения.
Гипотеза подтверждается обрядом, неожиданно проявившемся в недавнем прошлом. Так, во время последней войны в Афганистане советских солдат везли хоронить на Родину. Предположительно, это древнейший обряд, связанный с захоронением наших людей на родной земле.
Следует отметить тот факт, что советских солдат в Афганистане называли шурави. Это древнейшее слово, связанное с расселением арийских (срубных) племен в противоположном западному, восточном направлении - на территорию Индии. Рассмотрим составляющие части слова, применяя метод автора:
«ш» - предлог «с»;
«Ура» - русский боевой клич;
«у Ра» - у Волги;
«Ра» - Солнце;
«Ура» - слово Урал без окончания;
«ви» - местоимение вы.
Предположительный смысл слова: «Вы с Волги и Урала». Слово означает территорию, с которой произошло первоначальное расселение наших предков на территорию Индии (см. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 2»). Возможно, и другой обряд, связанный с захоронениями, появился в связи с индийскими походами. Это скифский обряд, обязывающий возить умерших скифов на телеге 40 дней.[23] Первоначально автор статьи связывала этот обряд с Переднеазиатскими походами скифов. Неувязка просматривалась в количестве дней. Сорок дней – это очень большой срок для того, чтобы доставить покойника из Передней Азии на нашу территорию. Других же далеких походов скифы не совершали. Следовательно, это мог быть только более ранний обряд. Поскольку ряд археологов считает скифов прямыми потомками срубников (см. «Скифы Геродота и их влияние на славянский этногенез. Часть 2»), то обряд мог возникнуть ранее, во время существования срубной (арийской) археологической культуры. Для того чтобы доставить покойника с юга Индии на телеге, потребуется как раз такой большой срок. То, что наши предки все же могли доставлять покойника на Родину, может подтвердить вышеуказанный факт, связанный с Афганистаном - территорией, близкой к индийским территориям. Скифские же сорок дней после кончины отмечаются русскими до настоящего времени (подробнее см. ниже). Напомню, что это только гипотеза, которая может быть подтверждена, либо опровергнута при дальнейшем изучении вопроса.
В итоге следует отметить, что трупоположение костяков на З – СЗ на нашей территории не прижилось, как и катакомбное - ЮЗ – Ю – ЮВ. Возобладало более древнее трупоположение - на восток, что подтверждается восточным трупоположением русских.
Обратимся к работе известного советского скифолога Гракова Б.Н. «Скифы», в которой также рассматривается срубная археологическая культура: «В наши дни хорошо известно, что археологическая культура второй половины II и начала I тысячелетия до н. э. в степях нашего юга возникла за Волгой, где она занимала с севера на юг пространство от Куйбышева до Волгограда, а на восток от Волги до границ Оренбургской области и от Волги же до города Уральска. Там покойников погребали в сильно скорченной позе спящего человека под специально сооруженными курганами в срубах в один – два венца, в ямах с потолком на столбах, в ямах с перекрытием из плах и бревен. Эта культура у археологов слывет по первому из могильных сооружений то под именем срубной, то под именем срубно – хвалынской, от города Хвалынска на Волге, по месту обнаружения ее позднейшей ступени развития».[24] Племена срубной культуры, по мнению ученого, - «явные предки скифов».[25]
Таким образом, Граков Б.Н. не сомневался в том, что скифы – потомки срубной археологической культуры.
Выводы:
То, что мы прямые потомки срубников, доказывает тот факт, что большая часть территории России в настоящее время покрыта срубами. Стоит только выехать в Подмосковье, Ярославскую, Владимирскую, Рязанскую, Ивановскую и др. обл., как на обочинах дороги появятся такие родные русскому человеку срубы.
1. Обычай русских выкапывать яму при захоронении – наследие ямных и срубных археологических племен.
2. Обычай русских помещать покойника в деревянную домовину – наследие срубных археологических племен.
3. Обычай русских насыпать надмогильный холм – наследие ямных и срубных археологических племен.
4. Согласно данным Кривцовой – Граковой О.А., полтавкинская археологическая культура была переходным звеном между ямной археологической культурой и срубной археологической культурой.
5. Согласно моей гипотезе, появление трупоположения - З – СЗ связано с расселением срубной археологической культуры на З – СЗ от территорий, которые наши предки считали пограничными.
Трупоположение костяков ямной археологической культуры (на спине с подогнутыми ногами) отличается от трупоположения костяков срубной археологической культуры (на боку с подогнутыми ногами).
Костякам придавалась поза эмбриона. Вот как описывает скорченность Рыбаков Б.А.: «Скорченность достигалась искусственно: хоронившие покойника люди или связывали конечности трупа, или подрезали суставы с тем, чтобы придать ему желательную позу плода во чреве. Идея превращения покойника в неродившегося эмбриона связана, очевидно, с представлением о том, что умерший человек может родиться вторично, и поэтому ему следует придать позу готовности к этому событию. Этнография дает нам множество примеров верований в переселение душ, в перерождение человека после смерти в то или иное живое существо, живущее на земле. В этом тесно переплетались анимистические и тотемистические представления охотничьей первобытности. Человек не отделял себя от природы, сливал себя с ней. Ярким показателем была подготовка мертвеца ко второму рождению в каком-то новом облике (может быть, снова в человеческом).
…Отказ от скоpченности тpyпов, от пpидания тpyпy эмбpионального положения свидетельствовал, как я дyмаю, об исчезновении веpы во втоpое pождение, в пеpевоплощение. Дольше всего этот обpяд (а следовательно, и пpедставления о pеинкаpнации) yдеpживается в глyхих yглах севеpной полосы пpаславянского миpа, y невpов, слывших обоpотнями». Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. Самара 2006. С.231.
Глава III. Скифские захоронения.
§ 1. Яма. Сруб. Курган.
Рассматривая скифские погребения, обратимся сначала к Геродоту: « Когда у скифов умирает царь, то там вырывают большую четырехугольную яму. Приготовив яму, тело поднимают на телегу, покрывают воском; потом разрезают желудок покойного, затем очищают его и наполняют толченым кипером, благовониями и семенами сельдерея и аниса. Потом желудок снова зашивают и везут на телеге к другому племени. …Затем отсюда везут покойника на повозке в другую область своего царства. Сопровождают тело те, к кому оно было привезено раньше. … Там тело на соломенных подстилках опускают в могилу, по обеим сторонам втыкают в землю колья, а сверху настилают доски и покрывают их камышовыми циновками. …После этого все вместе насыпают над могилой большой холм, причем стараются сделать его как можно выше».[26] Этому описанию полностью соответствуют современные археологические данные. Смирнов А.П. в книге «Скифы» пишет: «Покойника хоронили в прямоугольных ямах…под курганной насыпью. В ямах устраивали склепы из деревянных срубов или со стенами из вертикальных бревен, закрепленными нижними концами в канавах. В небольших курганах, принадлежащим бедным, ограничивались покрытием ям деревянным настилом. Иногда умерших хоронили в насыпи старых курганов, устраивая для этого деревянные склепы. Можно думать, что эти впускные, как их называют археологи, погребения принадлежали родственникам погребенных в основной могиле».[27] Необходимо отметить, что у Геродота описан один из приемов применения дерева при захоронениях, а именно: вертикальные колья. Согласно данным Смирнова А.П., вертикальные колья в скифских захоронениях применялись наряду с захоронениями в срубах. При этом преобладали захоронения в срубах.
Смирнов А.П., говоря о небольших скифских курганах, принадлежащих бедным, отмечает погребения с накатником без сооружения деревянного склепа. Такие могилы соответствуют более ранним ямным захоронениям (см. выше данные Городцова В.А. о ямных захоронениях).
Из описания скифского погребения видно, что, прежде всего при погребении выкапывается прямоугольная яма. Затем в яме устраивается деревянный склеп. Сверху склеп покрывается бревнами или досками. И только потом насыпается над всем сооружением курган. Обряд мумифицирования у скифов, о котором говорит Геродот, не чужд славянам. В Киево – Печерской Лавре в настоящее время лежат мумии православных святых. Это можно объяснить тем, что в православие перешли более древние языческие обряды.

§ 2. Сороковой день и година.

Следующий обычай, общий у скифов и русских – сороковой день, связанный с погребением.
Обратимся к Геродоту: «…Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело на повозку и возят по всей округе к друзьям. Все друзья принимают покойника и устраивают сопровождающим угощение, причем, подносят к покойнику отведать тех же яств, что и остальным. Простых людей возят таким образом по округе сорок дней, а затем предают погребению…. После похорон скифы очищают себя следующим образом: сперва умащивают и затем промывают голову, а тело (очищают паровой баней)…».[28]
Сороковой день у русских описывает Костомаров Н.И.: «Как только человек испускал дыхание, на окне ставили чашу с святой водой и мису с мукой или кашей (вероятно с кутьей). Это был какой – то остаток язычества… Мертвеца обмывали теплою водою, надевали сорочку и завертывали в белое покрывало или саван, обували в сапоги или башмаки, а руки складывали крестообразно. На царя надевали царское одеяние, на голову ему возлагали корону. …Тело лежало на столе, пока изготовлялся гроб. Обыкновенно гроб делался деревянный, как у богатых, так и у бедных, с тою разницею, что у богатых обивался внутри и снаружи материями…
Царское погребение совершалось через шесть недель после смерти. Тело государя стояло в домовой церкви в гробу: крестовые дьяки денно и нощно читали над ним псалмы, и попеременно дневали бояре, окольничии и стольники над усопшим. …В сороковой день после кончины совершалось погребение царственной особы. Отовсюду стекались в Москву духовные власти, архимандриты и игумены. …Множество народа толпилось за гробом, без чинов и различия достоинства.
Вообще у всех классов сорок дней после смерти определялось на поминовение. …Вместе с молитвами об усопшем отправляли кормы, или поминальные обеды…Чаще всего поминали три раза; толковали, что троекратное поминовение совпадает с переменами, какое испытывает тело покойника в гробу: в третий день изменяется его образ, в девятый распадается тело, в сороковой истлевает сердце. …Кутья была главною принадлежностью постного обеда. О кутье говорилось так: «Кутья благоверная святым воня; святи бо не едять не пьють, но вонею и блахоуханием тем сыти суть». Обычай поминовения был и во времена язычества, и потому к нему примешивались посторонние обряды неодобряемые Церковью. Так, преподобный Феодосий запрещает ставить по усопшим обеды и ужины, класть на кутью яйца и ставить воду; без сомнения, яйца и вода были символами древнего языческого поминовения».[29]
По всей видимости, не только вода и яйца являются символами языческого поминовения. Кутья, которая готовилась для святых, очень напоминает жертвоприношение языческим богам, которые не едят, не пьют, а сыты только благоуханием.
Геродот говорит о погребении скифов на сороковой день, упоминает и угощение.
Костомаров говорит о погребении царской особы на сороковой день. У всех других классов – поминовение. Наличие угощения в сороковой день отмечается у всех классов.
Скифы возили по стране умершего царя (согласно Геродоту). К русскому царю съезжались на похороны. Однако у сербов (сербы – наши братья-славяне) похоронный обряд, подобный скифскому, применялся при похоронах Броз-Тито. Поезд с его телом возили по всей Югославии, а народ прощался со своим вождем.
Общим для русских и скифов является година – поминовение усопших по прошествии года. «Спустя год они вновь совершают погребальные обряды…».[30] Однако здесь можно говорить только о сроке поминовения. Сам обряд существенно изменился, и только обряд четвертования у средневековых русских напоминает обряд скифской годины.
Выводы:
1. Таким образом, у русских сохраняются такие скифские сроки поминовения покойника, как сороковой день и година, упоминаемые Геродотом. Причем, сороковой день у скифов (по Геродоту) и у русских (по Костомарову Н.И. и Забелину И.Е.), включает трапезу и прощание многочисленных родственников и знакомых с покойным.
2. Обычай русских копать яму для умерших – наследие ямных, срубных и скифских археологических племен.
3. Обычай русских помещать покойника в деревянную домовину – наследие срубных и скифских археологических племен.
4. Обычай русских насыпать надмогильный холм – наследие ямных, срубных и скифских археологических племен.
§. 3. Положение костяка.
Появление вытянутых погребений на наших территориях Рыбаков Б.А. объясняет следующим образом: «Пеpеход от скоpченных погpебений к вытянyтым, воспpоизводящим естественнyю позy спящего человека, пpоизошел тогда, когда обозначилось социальное членение пpаславянских племен, появились воины-всадники, опpеделился, очевидно, интеpес к отдельной человеческой личности. Пpедставления о посмеpтном пеpевоплощении в какое-либо животное окончательно отмеpли, и yмеpшие люди мыслились как люди и после того, как "дyша" покинyла тело.
Вытянутые погребения тоже известны с глубокой древности. Так как в отличие от скорченных (которые нужно было специально обрабатывать) вытянутые погребения не требуют ни особых усилий, ни специальных воззрений, то мы ничего не можем сказать о степени осмысленности этого простейшего обряда на всех этапах его существования. Но в тот момент, когда праславяне отказались от долго существовавшей скорченности и стали хоронить просто, в позе спящего, новое отношение к положению покойника должно было уже выражать определенную идею, какие-то новые представления о судьбах умерших в потустороннем загробном мире. Кончилась длительная эпоха перевоплощений; человек должен был оставаться человеком. Даже при полном господстве трупосожжения в отдельных областях люди Что же представляло собой захоронение покойника в его естественном, распрямленном виде?
Здесь можно угадывать идею сна, спящего ("усопшего") человека, временно неподвижного и безжизненного. Но, судя по многочисленным "милодарам", вещам, сопровождающим покойника (пища, оружие, украшения), проснуться должен сам человек и именно в том обличье, в каком он "уснул"».[31]
Общие выводы:
Таким образом, истоки славянства необходимо искать не в I тыс. нашей эры, а, как минимум, в середине II тыс. до нашей эры (смешение срубной археологической культуры с этнически близкими племенами киммерийцев), либо в более ранний хронологический период (смешение ямных археологических племен с трипольской археологической культурой на её средней стадии развития). Следствием смешения племен явилось смешение двух индоевропейских наречий, которые все еще фиксируются лингвистами в русском языке.
Литература.

[1] П.В.Л. Перевод Лихачева Д.С. Петрозаводск. 1991. С.21.
[2] Jbn Fosslan und anderer Araber Berichte uber die Russen alterer Zeit, v. Frahn, Petersb.,1823. С. 11 – 12.
[3] Аникович М., «Костёнки – палеолитический «центр мира». Известия «Наука», 04.09.2007.
[4] Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М., 2001. С. 569.
[5] Матюшин Г.Н. Археологический словарь. М., 1996. С.301.
[6] Городцов В.А. Результаты археологических исследований в Изюмском уезде Харьковской губернии. Погребения в ямах. 1901. С.180-186.
[7] Там же. С.180 – 186.
[8] Там же. С.180 – 186.
[9] Там же. С.180 – 186.
[10] Городцов В.А. Результаты археологических исследований В Изюмском уезде Харьковской губернии. Погребения в катакомбах. 1901. С.185 – 192.
[11] Городцов В.А. Результаты археологических исследований в Изюмском уезде Харьковской губернии. Погребения в ямах. 1901. С.180-186.
[12] Православный обряд погребения. М., 2002. С. 17.
[13] Городцов В.А. Результаты археологических исследований В Изюмском уезде Харьковской губернии. Погребения в катакомбах. 1901. С.180 – 189.
[14] «Православный обряд погребения». М., 2002. С.28.
[15] Матюшин Г.Н. Археологический словарь М., 1996. С.301.
[16] П.В.Л. В переводе Лихачева Д.С. Петрозаводск.1991. С.45.
[17]Терещенко А. Быт русского народа М., 1999. С.293.
[18] Крупнов Е.И. Синицын И.В. Древнее население Н. Поволжья. В книге: По следам древних культур. М., 1954. С.76.
[19] Авдусин Д.А. Археология СССР. М., 1967. С.105.
[20] Кривцова – Гракова О.А. Степное Поволжье и Причерноморье в эпоху поздней бронзы. Материалы и исследования по археологии СССР, № 46. М., 1955. С.17.
[21] Даль В.И. Пословицы русского народа. М., 1994. С.181 - 182.
[22] Городцов В.А. Результаты археологических исследований в Изюмском уезде Харьковской губернии. Погребения в ямах. 1901. С.180-186.
[23] Геродот. История, IV, 73. М., 2002. С. 258.
[24] Граков Б.Н. Скифы. Издательство Московского Университета, 1971. С.25.
[25] Там же. С.25.
[26] Геродот. История. IV,71. М., 2002. С.257.
[27] Смирнов А.П. Скифы. М., 1966. С. 61.
[28] Геродот. История. IV,73. М., 2002. С.258.
[29] Костомаров Н.И. Забелин И.Е. О жизни, быте и нравах русского народа. М., 1996. С.139 – 143.
[30] Геродот. История. IV,72. М., 2002. С.258.
[31] Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. Самара 2006. С. 233.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Постоянные читатели